Домой Спорт Уральский гангстер — звезда русского трэш-тока. Рвется в UFC и не боится Хабиба

Уральский гангстер — звезда русского трэш-тока. Рвется в UFC и не боится Хабиба

142
0

Уральский гангстер — звезда русского трэш-тока. Рвется в UFC и не боится Хабиба

Александр Грозин. Фото Пресс-служба RCC

Большое интервью с Александром Грозиным.

Российские бойцы обычно ничего плохого друг о друге не говорят. «Соперник серьезный, бой будет упорный, победит сильнейший». Но в последнее время ситуация стала меняться. Не потому что люди испортились, а потому что гонорары зависят от популярности спортсмена, а популярность — от того, насколько ярко/жестко боец высказывается. В UFC Петр Ян прессует Генри Сехудо, а Хабиб Нурмагомедов провоцировал Дональда Серроне в соцсетях еще пять лет назад. В России ждут бой Александра Емельяненко и Магомеда Исмаилова. Вряд ли мы услышим оскорбления, но точно будет весело.

Звезды русского трэш-тока есть и среди тех, кто пока неизвестен широкой публике. В первую очередь это Александр Грозин из уральского городка Талица. Он же — «Уральский гангстер».

Ему было всего-то 20, но он уже понимал, что нужно выделяться. Хотя бы, диким криком.

А вот мини-подборка того, что Грозин выкладывает и что пишет в Instagram:

Грозин так и не подрался с Диего Брандао (это тот, чья голова в руке у гладиатора Александра), а вот Александра Матмуратова победил. Сейчас у «Уральского гангстера» все хорошо — он идет на серии из шести побед подряд. В последнем поединке — 16 ноября — Грозин выиграл у бывшего бойца UFC Рони Мариано Безерры (больше известен как Рони Джейсон).

«В последний раз дрался на проводах у друга. Оппонент весил центнер. Я залез на него и задушил»

Грозин родился в Талице (Свердловская область). Думает, что будет жить там до конца жизни. Население города — 15 тысяч человек.

— Талица — маленький город. Откуда столько бойцов? Вы же там не один такой.

— У нас есть спортивная школа детско-юношеская. Здесь все ребята занимаются, кто-то с шести лет уже. Есть универсальный бой, рукопашный бой. Мое поколение — первопроходцы, но все ребята уже могут выступать в профессионалах. Мы сами не знали как и что будет, для нас все было в новинку, и звезды сошлись. По профи у нас очень много бойцов из Талицы. Мы ездим на сборы к сильным ребятам, расширяем бойцовский арсенал. А потом возвращаемся сюда и младшим передаем опыт. У нас в Талице очень хорошая школа именно по единоборствам.

Заниматься я начал лет с семи. Осознанно уже лет с 14. До этого просто ходил на занятия. Меня не то чтобы заставляли, просто я не понимал, что делаю, ходил и все. А потом я полюбил это. И где-то в 14 лет я понял, кем я буду. Приходил после тренировки и включал записи боев. Мне нравилось это. Мне не очень сильно нравились любительские соревнования, где нужно было выполнить разряд, я всегда хотел стать именно профи. Драться в клетке перед зрителями. Мне это нравилось. Хорошо, что такая возможность предоставилась.

— Какие бойцы тогда нравились?

— В каждый период жизни — разные. Лет в 14 нравился Федор Емельяненко, я смотрел его бои и мотивировался. Стал постарше — стали нравиться братья Диас. Через какое-то время начал нравиться Конор Макгрегор. Даже в какой-то промежуток времени мне нравился и Хабиб как боец. Я за него очень болел и переживал. А сейчас мне стали больше нравиться бойцы, которые проигрывали, но продолжали идти к своей цели. Поражение — психологически очень сложная штука, и люди, которые с этим справляются, вызывают у меня уважение. Я за них прямо болею.

— Ваша последняя уличная драка?

— Я был на проводах у друга, когда в армию его забирали. Там подрался с мужиком. Он здоровый такой был, килограммов 100-110, но роста небольшого. Помню, что мы с ним зацепились, и он кинул меня на прогиб. Он ничем не занимался, просто сильный от природы. Я упал, но потом встал и залез на него сверху и задушил его. Когда нас разнимали, помню, он уже уснул. Но его привели в чувства. Мне тогда было лет 17. А так драк не было больше. Бывают мелкие ситуации, но меня в городе все знают, до драки не доходит.

— Если бы не ММА, кем бы стали? Может, молочником? В Талице же есть молочный завод.

— Точно не молочником! До секции рукопашного боя я занимался футболом. Но футболистом я не стал бы, наверное. Какой из меня футболист? Куда бы меня закинуло, если бы не спорт? Хулиганом мог бы стать. Бандитом — не знаю. Вряд ли.

«Когда засуха, все идут к водоему. А там стоит лев и выбирает себе жертву. Так и я»

По словам Грозина, его гонорары за бои за два года «выросли раз в восемь».

— И как? Хватает на жизнь?

— Да нет, если честно, я недоволен. Не хватает денег. Но мы работаем.

— Что нужно сделать, чтобы попасть в UFC?

— Просто оставаться Александром Грозиным. Еще пару боев, и все будет. Это меня мотивирует идти на тренировку.

— А что насчет Bellator?

— UFC — номер один. И я хочу быть номером один в лучшей лиге мира. Но если будет возможность (попасть в Bellator) — почему бы нет? Сейчас вообще был голодный год в России с точки зрения боев. Но Александра Грозина хотят видеть все на своих турнирах!

— Что выберете: 10 тысяч долларов за бой в UFC или 30 тысяч в RCC или другой российской лиге?

— Ничего себе у тебя расценки! Я бы выбрал UFC. Думаю, можно хорошую жизнь прожить, выступая там. И вырасти намного больше, чем выступая в России. Я выступаю для того, чтобы меня знали люди не только в России. RCC — это очень круто. Их цель — чтобы именно бойцы с Урала набирались опыта с серьезными соперниками. Я побился с бойцом, который дрался в UFC, очень много полезного извлек для себя, был счастлив подраться именно с таким соперником. Мне нужно продолжать тренироваться, постоянно расти, не звездить, и я окажусь в UFC. Это вопрос времени. Два-три-четыре боя, и я там буду. Мне нужно просто не ошибаться. Нужно не ошибаться, и все будет.

В прошлом году лиги FNG и GFC обсуждали проведение турнира, на котором чемпионы промоушена бились бы друг с другом. Грозин в 2018-м на шоу RCC победил Матмуратова, который на тот момент был обладателем пояса FNG в полулегком весе. Соответственно Александр стал называть себя чемпионом FNG. Узнав об идее организовать матчевую встречу FNG vs GFC, он тут предложил свою кандидатуру.

— Вроде бы, контракт вам были готовы предложить обе организации?

— Я слышал, что FNG предлагали мне бой за пояс. Но там есть моменты, нужно договариваться. В GFC тоже сказали, что я могу у них подраться за пояс. Есть еще лига RCC, в которой я провел все последние поединки, в которой я сформировался как боец, набрался уверенности. Это моя лига, можно так сказать. Я могу подраться и в ней. Просто пока сижу и жду. Знаешь, когда засуха в дикой природе, то все идут пить воду к водоему. А там стоит лев и выбирает себе жертву. Так и я. Я жду хороших условий и жду громкое имя себе в соперники.

— В прошлом году вы провели всего два боя, это мало для молодого, амбициозного бойца. Что будет в 2020-м?

— Зато каких! Когда я бился — все знали об этом. Но я говорю, был голодный год, нужно всегда быть на слуху. Сейчас у меня много предложений. Раза три-четыре я постараюсь выступить. Много спортсменов говорят, что хотят со мной драться, но они не на том уровне, чтобы я с ними дрался. Много вызовов, но я жду достойного соперника. Я выберу серьезного оппонента. Чтобы стать легендой, нужно вырубить легенду.

«В Дагестан меня везли будто на убой. Сейчас бы взял табуретку и сломал ее об соперника и об судью»

В мае прошлого года Грозин в интервью журналисту Александру Лютикову сообщил, что будет болеть за Дастина Порье в бою с Хабибом Нурмагомедовым, потому что Хабиб еще не проигрывал.

— GFC — это лига, в которой Хабиб играет одну из ключевых ролей. А вы высказывались за Порье перед их боем. Это разве не может быть помехой участию в GFC?

— Нет, а почему должно? Я объяснил свою точку зрения. Хабиб добился уже всего, чего можно было добиться. Нужно дать дорогу молодым ребятам.

— Если скажут в Дагестане драться, поедете?

— Я дрался один раз в Дагестане и остался не очень доволен (турнир ACB Young Eagles в апреле 2017 года, Грозин проиграл единогласным решением судей Висхану Магомадову. — Прим. «СЭ»). Мне там тыкали в глаза пальцем, а судья просто «не видел» этого. Я сейчас понимаю, что сам проиграл тот бой, но было неприятно, что было такое отношение. Как будто везли на убой меня. Если бы мне сейчас в глаз ткнули и не было бы реакции от судьи, то я взял бы табуретку между раундами, сначала сломал бы ее об соперника, а потом и об судью. Потому что так нельзя. Мне тогда было очень обидно на протяжении года. Я впал в депрессию, можно сказать. Но потом я сказал себе, что нужно все отпустить. Вернулся, дебютировал в лиге RCC, начал расти, крепнуть, становиться настоящим мужчиной и никого не бояться.

— Есть кто-то, кому хотели бы бросить вызов прямо сейчас?

— Есть у нас на примете определенные бойцы, мой менеджер Александр Скаредин работает в этом направлении. Пока ничего говорить не буду, но, дай Бог, случится громкий бой в этом году, вы его увидите обязательно. Либо это будет бой за пояс, либо это будет бой против серьезного соперника из России, либо против серьезного соперника из другой страны. Я просто выберу. Мне не нужно кого-то вызывать, я просто выберу себе жертву.

— На бой с кем вы бы согласились не раздумывая, на любых условиях?

— Не знаю даже. Надо думать. У нас есть определенные цели в этом году. Много есть имен, но я пока не могу их озвучить, как бы мне ни хотелось.

— С вами хочет подраться Персидский Дагестанец — Мохаммед Хейбати, видели?

— Да. Мне было на это противно смотреть. Мерзость какая-то. Мне не было приятно. Трэш-ток должен быть немного с юмором. А здесь было мерзко. Я досмотрел это интервью только потому, что там была фамилия Грозин. Если бы он это все говорил, не упоминая меня, я бы сразу выключил. Это фигня какая-то, честное слово. Он не на там уровне, чтобы мне бросать вызовы. Я много работал, страдал, падал, поднимался, а он неизвестно откуда вылез.

— Не только он вызывал вас на бой, а еще Мухаммед Эминов, Курбан Тайгибов, Абдулмуталиб Гаирбеков, еще кто-то… Кто заслуживает внимания?

— Курбан Тайгибов наговорил очень много, я бы за его язык ему бы надавал. С Эминовым мог бы подраться за пояс Fight Nights. Пускай договариваются, я им озвучу условия без проблем. Гаирбеков — я вообще не знаю, кто это такой. Никогда о нем не слышал. Мне сейчас сказали держать себя в форме и быть готовым выскочить. Мне приходят контракты, и дальше мы уже выбираем лучший. Смысла драться за гроши нет. Я лучше буду ездить на BMW, чем на Ладе. Нужно быть максималистом. Если мне предложит контракт UFC и Bellator, я выберу UFC, потому что нужно ставить максимальные цели. Я выберу лучшие условия для себя. Мне все равно, что там кто базарит про меня. Если они подойдут и скажут что-то плохое мне в глаза, они получат по лицу сразу же. А так пусть бросают вызовы сколько хотят, это бои, раскачивать их надо. Но не надо перегибать палку.

«Хабиба не звездит, думает о младшем поколении. Но перед боем с Конором он много лишнего наговорил»

— Вы болели за Порье в бою с Хабибом.

— Да я не то, что болел. Мне было все равно, кто выиграет, честное слово. Но в душе мне хотелось, чтобы такой человек, как Порье, который проиграл очень много схваток, потом начал много тренироваться, преодолел трудности, стал бы чемпионом. Это была бы отличная история. Сбывшаяся мечта человека. Я вообще не жадный, мне кажется, что любой, кто по-настоящему занимается боями, должен стать чемпионом. Либо он не так занимался, недостаточно, либо не так верил в себя. Я видел, что он по-настоящему горел этим, но Хабиб — это Хабиб.

— Хабиб против Тони Фергюсона — за кого будете болеть?

— За Хабиба. Фергюсон мне вообще не нравится, если честно.

— Как сложится бой?

— Мне кажется, Хабиб должен побеждать. Но есть такой момент, что он добился всего, чего хотел. Очень сложно совмещать спорт с теми делами, которые сейчас у него есть. Здесь зависит от того, справится ли он этим давлением, которое сейчас на нем. Фергюсону нечего терять, ему полегче в этом плане.

— Что вам нравится и что не нравится в Хабибе как в бойце и как в человеке? Понятно, что лично вы вряд ли его хорошо знаете, но если судить из того, что известно по СМИ и социальным сетям.

— Даже не знаю, что не нравится… Да нормально все. Я не знаком лично с ним, вижу только все из социальных сетей. А нравится его вера, мотивация, постоянно тренируется, не звездит. Хотя бывают моменты, конечно. На таком уровне сложно удержаться. У него сплоченная команда. Он не забывает про младшее поколение, которое тренируется у него в Дагестане, это очень круто.

— «Не звездит. Хотя бывает, конечно». Это вы про такие истории, как с концертом Егора Крида в Махачкале?

— Да нет, я о другом. Перед боем с Макгрегором он тоже очень много лишнего наговорил. Потом уже молчал, но было, что нецензурно высказался. Он — человек с большой буквы, может себе позволить, но именно благодаря Макгрегору он получил эту популярность. Он даже с поясом UFC не был так известен, как стал после боя с Макгрегором. У меня был случай в самом начале карьеры, я бросил вызов бойцу по имени Сухроб Давлатов, просто записал видюшку небольшую и выложил. И получил очень большой шквал сообщений, как добрых, так и злостных. Добрых, правда, мало было. Люди разделились и вели споры между собой. А я просто выложил то видео и больше ничего не делал. И думал: блин, такое внимание ко мне, как-то не по себе. А потом я выиграл этот бой и офигел от того, как взорвался зал. Эмоции были сумасшедшие. И тогда я понял, что подогреть интерес — это круто на самом деле. Чтобы хорошо зарабатывать нужно хорошо продавать себя.

— Сейчас уже не испытываете неуверенность от большого внимания к себе?

— Нет! Обожаю его. Но когда ты просто тренируешься и не проводишь боев — все утихает. А когда подписываешь контракт — сразу начинается ажиотаж и ты в этом напряжении тренируешься в три раза усерднее. Просто чтобы ответить за слова, которые ты сказал. Половина России не верит в тебя, но ты сам в себя веришь, выходишь и доказываешь, что ты был прав. Вера в себя очень многое дает спортсмену.

«Кто бесит? Фергюсон. Он какой-то несуразный»

— Бой Макгрегора с Серроне — постановка или нет?

— Я думаю, нет. Макгрегор же не раз доказывал, что может побеждать быстро и эффектно. С Хабибом, может, тоже постановочный бой был? Думаю, там все честно, это же UFC. Зачем им это надо? И у Макгрегора, и у UFC и так много денег. Их бы не полюбили за то, что они бы делали постановочные бои. UFC любят как раз за то, что они сводят бойцов такого уровня. Макгрегор просто сильнее наголову, чем Серроне. В плане технического арсенала. Плюс он был мотивирован максимально.

— Кто круче Конора в трэш-токе? Кроме вас, конечно.

— Ха-ха! Макгрегор больше всех зарабатывает, поэтому никто не круче. Мейвезер был таким в боксе.

— А есть ли боец, который вас бесит? Из звезд.

— Тони Фергюсон. Не особо он меня впечатляет. Смотришь на него — какой-то несуразный. Ничего лично против него не имею, просто смотреть на него не люблю, его стиль ведения боя не нравится. А вообще, мне не нужно никого любить или не любить. Это мои коллеги, с которыми мне еще драться предстоит.

— Когда мы увидим вас в клетке в следующий раз?

— Март-апрель. Соперника скоро узнаете!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь