Домой Спорт Что даст «Зениту» возвращение Кокорина и Малкома?

Что даст «Зениту» возвращение Кокорина и Малкома?

80
0

Что даст «Зениту» возвращение Кокорина и Малкома?

Малком (слева) и Александр Кокорин. Фото "СЭ"

Как Сергей Семак сможет использовать вернувшихся в команду игроков? Разбираем специфику и нюансы тактики «Зенита»

«Зенит» начал работу на первом сборе, Кокорин тренируется в общей группе, Малком тоже, но частично. Кажется, наконец-то Сергей Семак может начать работу по встраиванию «новичков» в стартовый состав. Разберем его проблемы, последствия, плюсы и варианты.

Новая схема

Ранее Сергей Семак строил фланговую модель игры 4-4-2 (реже 4-2-3-1 до прихода Азмуна) исходя из специфики состава. Сейчас многие кадровые аспекты указывают на переход в схему 4-3-*. Это даст: насыщение центральной оси, больше возможностей для комбинаций и деликатного выхода из-под прессинга, дополнительного игрока в центре для контроля контратак и страховки защитников. Ну и, конечно, добавит вариантов для использования вернувшейся в строй пары. 4-3-3 — один из вариантов возможного встраивания в состав Малкома и Кокорина на позициях крайних нападающих.

У «Зенита» несколько сезонов подряд скромные возможности игроков в дриблинге и протаскивании мяча на рывках, в результате команда недобирает в вариативности и объеме вхождений в финальную треть/штрафную и так далее. В прошлом сезоне в топ-30 лиги по количеству обводок в среднем за матч был только Ригони, в топ-30 по успешности обводок только Смольников. По сумме командных обводок «Зенит» только 12-й в лиге. Это статистика чемпиона — парадокс.

Есть смежное с дриблингом понятие — забеги с мячом (Progressive runs). Они помогают команде продвигать мяч и ломать линии соперника. И тут аналогичная картина: «Зенит» в прошлом сезоне только 11-й по забегам с мячом.

А если пересчитать обводки и забеги на процент владения мячом или даже просто на количество атак, то «Зенит» будет одной из худших команд лиги по использованию дриблинга. Наращивание мощи в этих аспектах — один из главных инструментов для развития вариативности атак.

Дриусси и Азмун в перспективе могут сесть на лавку?

Такая вероятность есть. Кокорин и Малком по уровню игры и потенциалу в совокупности сильнее любого другого игрока в группе атаки «Зенита». Теоретически им, безусловно, по силам усадить конкурентов на лавку. Например, если сравнить Кокорина и Азмуна, то первый может сыграть на фланге атаки, плюс у него дриблинг и в целом ведение/контроль мяча были на качественно ином уровне (пока акцент на слове «были», но прогноз позитивный).

В схеме 4-4-2 «Зенит» нашел баланс, новые игроки в старте могут его нарушить

При встраивании Кокорина и Малкома важно сохранить баланс атаки и обороны. Особенно, если Сергей Семак все-таки сохранит номинальную схему 4-4-2. При встраивании Малкома в 4-4-2 он почти наверняка будет играть на позиции вингера, но у него слабый оборонительный объем, у Дриусси объем в порядке, но позиционная дисциплина и специфика роли делают и его фланг уязвимым. Команда при таком составе неизбежно потеряет баланс.

Структура атаки

«Зениту» нужны перемены в структуре атаки. Во всей модели игры питерцев выделяется один игрок с широкой ролью — Дриусси. Его движение не описать правилами, у аргентинца большая свобода действий, он сам принимает решение, когда смещаться в полуфланг, центр, глубину или противоположный фланг. Такой непредсказуемый игрок — головная боль для соперника.

Без Дриусси летом против «Уфы» и «Ахмата» «Зенит» набрал одно очко в двух матчах. Без него зенитовцы становятся предсказуемыми и читаемыми, ожидаемо сваливаются на навесы.

При этом, даже принося пользу и давая определенную непредсказуемость, Дриусси часто выглядел противоречиво. Естественно, есть смысл вести дальнейший тактический поиск с использованием Малкома и Кокорина.

Дриблинг и развитие вариативности

Проблема дриблинга в «Зените» уже была затронута выше. Малком сильный, но однообразный дриблер, может тащить мяч через линии сам, как на фланге, так и в центре. В «Бордо» он имел в среднем 7,3 обводки за матч с успешностью 61%, в «Барселоне» ожидаемо стало сложнее — 5,6 обводки в среднем с 57% успешности. В Испании свои обводки он показывал против компактной и массированной обороны соперника.

Интересно, что он любит идти в обводку с места, ему необязательно нужно пространство. Хорошо раскачивает соперника обманными движениями для последующего кросса. Особенно при игре на правом фланге с подработкой мяча под левую ногу. То есть игрок сам может создавать качественные позиции для последующих передач. Для модели игры «Зенита», где есть множество качественно открывающихся игроков, это большое подспорье.

Кроме того, за счет качественного контроля и ведения мяча Малком неплохо находит или выжидает моменты для обостряющих и разрезающих передач. Этого команде тоже не хватает, единственный кто способен так играть в атаке петербуржцев — Дзюба.

Кокорин, как и Малком, может многое дать команде в части вариативности атак в целом, и дриблинга в частности. Александр до травмы в марте 2018 года был лучшим в команде по таким показателям как — обводки (удачные), единоборства в атаке, острые передачи, удары, ожидаемые голы, а также неплохие показатели по ожидаемым голевым и верховым единоборствам.

Кокорин и Малком — радикальное решение проблемы дриблинга и рывков с мячом.

Схемы применения

Оба игрока обладают определенной универсальностью. При Роберто Манчини Кокорин ярче всего раскрылся, как один из нападающих в схеме 4-4-2, а поздней осенью 2017 года на фланге в 4-3-3. Уже при Семаке сразу после возвращения после травмы Кокорин успел сыграть правого защитника в пятерке в концовке матча с «Анжи», а против «Славии» вышел на позицию «десятки», много открывался между линиями и дал тогда большой объем в обороне.

При Мирче Луческу Кокорин играл вингера в 4-2-3-1. Пожалуй, одно из самых неудачных применений Александра. В модели игры Луческу (ставка на контроль мяча, постоянные перекаты по дуге, огибая оборонительные блоки) Кокорин оставался на фланге в очень сжатых пространствах, соответственно не мог использовать все, что связано со скоростной работой, а также проводил очень мало времени в штрафной и был почти лишен возможности завершать атаки.

Тем не менее, даже на фланговой позиции с жесткой привязкой к флангу Кокорин стал третьим игроком по участию в голевых цепочках после Дзюбы и Жулиану — 5 голов, 4 голевых и 4 предголевых передачи. Если обобщать, то Кокорина можно использовать на любой позиции в нападении, на фланге, в зоне «десятки» и даже в роли ложной «девятки». Особых ограничений по схеме нет.

Малком может сыграть вингера или крайнего нападающего, он более узкоспециализирован. При этом в роли классического вингера он не справится с объемом оборонительной работы. И в «Барселоне», и в «Бордо» у него скромный оборонительный объем действий — то есть это стиль игрока. Поэтому применение Малкома в 4-4-2 вингером нарушит баланс, на опорников ляжет слишком большая нагрузка по страховке его фланга. Компромиссный вариант — 4-3-3, где страховку обеспечивает трио центральных полузащитников.

Итог

Все написанное следует воспринимать с определенной долей условности, потому что никто не знает, на какой уровень сможет вернуться Кокорин и сколько на это уйдет времени. Малком пропустил полгода, а деликатность его травмы предполагает постепенный набор формы.

Тем не менее, у Семака есть все инструменты для интересных экспериментов. Новые кадры заставят рисковать и искать идеи.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь