Домой Спорт «Молодые хотят отобрать у меня то, что зарабатывал годами. Я им не дамся». Откровенное интервью...

«Молодые хотят отобрать у меня то, что зарабатывал годами. Я им не дамся». Откровенное интервью с русской легендой ММА

149
0

«Молодые хотят отобрать у меня то, что зарабатывал годами. Я им не дамся». Откровенное интервью с русской легендой ММА

«Молодые хотят отобрать у меня то, что зарабатывал годами. Я им не дамся». Откровенное интервью с русской легендой ММА

«Молодые хотят отобрать у меня то, что зарабатывал годами. Я им не дамся». Откровенное интервью с русской легендой ММА

Алексей Олейник. Фото Дарья Исаева, "СЭ"

Алексей Олейник провел первый бой в 1996 году. Никто из действующих бойцов UFC не выступает дольше, чем он. 18 января в Лас-Вегасе пройдет шоу UFC 246, которое возглавит поединок Конора Макгрегора и Дональда Серроне. 42-летний Олейник будет драться в андеркарде. Соперник — Морис Грин. За неделю до боя Алексей дал большое интервью «Спорт-Экспресс».

Алексей Олейник
Страна: Россия.
Возраст: 42 года.
Победы: 57 (8 — КО/ТКО, 45 — сдача соперника, 4 — решение судей). Поражения: 13.
Ничьи: 0.
Дебют в ММА: 10 ноября 1996 года.

Про поражение на 12-й секунде: «Не помню, что случилось. Мне рассказывали, что я стонал: «Нога, нога»

2019 год в плане результатов получился для Олейник неудачным. 20 апреля в Санкт-Петербурге он вышел на коротком уведомлении против Алистара Оверима. Алексей отлично начал бой, засыпая голландца мощными ударами. Но потом Оверим включил колени, попал и нокаутировал российского бойца. Следующим соперником Олейника стал Уолт Харрис. Бой прошел 20 июля в Сан-Антонио. Все кончилось уже на 12-й секунде: американец нанес удар коленом в прыжке, потом левый прямой, у «Удава» подкосилась нога, и он упал. Как выяснилось позже, Олейник получил перелом.

— Сложно сейчас высказывать какие-то умные вещи, говорить, чего именно не хватило, — отмечает Олейник. — В принципе, все было нормально, подготовку прошел неплохую. Уже потом, когда смотрел видео, увидел, что удар пришелся ближе к затылку, выше уха. После него я отключился буквально на долю секунды, видно, что мое тело при приземлении обмякло. Я неправильно поставил стопу, она сломалась, болевой шок был страшный. Я, кстати, ничего этого не помню. Спрашивал тех, кто тогда оказался вокруг меня: «Я был без сознания?». Мне отвечали, что я с первой секунды стонал: «Нога, нога». Помню только, как меня выводили под руки из клетки, я не мог встать на ногу. Сам поединок длился несколько секунд, мы обменялись парой атак, и все. Не могу сказать, чего не хватило. Не поднял руку, недостаточно низко нырнул — нельзя так говорить. Для того, чтобы начать обсуждать бой, нужно было, чтобы у него был хоть какой-то рисунок. Суть одна: бой был очень коротким, я не сделал каких-то ошибок, а соперник не сделал ничего сверхъестественного. Было попадание, после которого я поплыл на долю секунды. В этот момент сломалась нога, причем не от воздействия соперника, а сама, под собственным весом.

— Как долго ходили с костылями?

— Я проходил с гипсом 6-7 недель, с костылями — 3 недели. Через неделю поскользнулся, снова сломал эту ногу, уже с небольшим смещением. Так получилось. Я ее сломал, мне ее засунули в большой пластиковый ботинок, а через неделю я ее еще раз сломал.

— Сколько вообще переломов было у вас в карьере?

— Если посчитать, то 8-10 есть точно. Дважды ломал нос, оба раза делали операции. Три раза были операции на ногу. Две орбитальные кости сломаны. Почему — не знаю. Думаю, дело и в возрасте, и в более тяжелом весе. Лет до 35 обходился без травм вообще. Травмы пошли в последние 5-6 лет.

До UFC у меня за все время был, может, один или два перелома за 15 лет. Причем теперь они случаются не только во время боев, но и на тренировках, несмотря на то, что меня все время проверяют, все под контролем. Кости более чем в порядке, в два раза крепче, чем у обычных людей. Организм в нормальном состоянии. Но так получается. Думаю, дело в высоких нагрузках и в том, что выхожу против спортсменов мирового уровня. Тяжеловато получать удары силой в сотни, а то и тысячи килограммов и оставаться невредимым.

Про бой с Грином: «Меня не очень волнует, на восьмом я месте в рейтинге или 15-16-м. Готов оказаться на 20-м, но выиграть»

Новый соперник Олейника — Морис Грин — один из самых высокорослых бойцов UFC (рост 201 см). Ему 33 года, в ММА провел 11 боев (8 побед, 3 поражения). Рекорд Грина в UFC — 3 победы, 1 поражение. В последнем поединке проиграл нокаутом Сергею Павловичу. По мнению американца, бой остановили слишком рано.

— Про соперника скажу то же, что и всегда: намного больше меня, намного выше, — говорит Олейник. — Парень хорошо борется, он базовый джитсер и, насколько знаю, двукратный чемпион по тайскому боксу. У него опасны и колени, и руки, да и просто так в борьбу он не дастся.

Я никогда не пасовал, не отступал перед сильным соперником, наоборот, чем сильнее — тем легче настроиться и драться. Чем он моложе, чем более он ноунейм, тем сложнее. Трудно найти мотивацию, да и настрой на такого бойца отличается от настроя на какого-нибудь зверя, монстра, как Мирко Филипович, Алистар Оверим, Марк Хант. Подобные бойцы меня мотивировали, провоцировали меня лишь своим именем, заставляли быть максимально собранным и сконцентрированным. Это легендарные ребята. Хотя я по возрасту был уже не молодой, 22-25 лет, я смотрел, как они крушили всех топов на К-1 или Pride, понимал, что это страшные бойцы. Тогда даже мысли не было, что через 5-10 лет смогу с ними драться.

На бойцов с большим именем проще настроиться, чем на молодых ребят, в том числе на Морриса Грина. Он — молодой, голодный, сильный. Ограничений у него нет. Ему не нужно экономить возраст, именем он не рискует. Наоборот, они хотят отобрать у меня то, что я зарабатывал годами, но я им так просто так не дамся. Пусть попробуют!

— Если проиграете, можете вылететь из топ-15.

— Я сейчас не гонюсь за местом, не ставлю задачу попасть в пятерку или десятку. Это все цифры. Есть фанатская любовь, чувство собственного достоинства. Настоящие фанаты не откажутся от бойца, если он честен, отдает всего себя и на тренировках, и в боях. Конечно, есть те, кто сегодня с одним, завтра — с другим. Они как перекати-поле, пусть такими и будут. За цифрами не гонюсь, уже несколько лет иду в топ-15 мирового уровня, среди самых крутых бойцов UFC. Меня не очень волнует, на восьмом я месте или 15-16-м. Готов оказаться на 20-м, но выиграть.

Про контракт с UFC: «Осталось пять боев. Отработаю ли до конца? Не хочу загадывать»

Олейник — лидер по количеству поединков в ММА среди действующих бойцов UFC (71). Если брать всю историю российских смешанных единоборств, то Алексея по числу поединков опережает только один человек.

— Знаете, кто?

— Нет, расскажите.

— Александр Шлеменко. У него на один бой больше. А если считать no-contest с Мелвином Манхуфом, то на два.

— Думаю, у меня больше любительских боев, которые ценю не меньше, чем бои в ММА. Я говорю о боевом самбо, у меня там почти 60 боев, есть масса выступлений и на соревнованиях по грэпплингу, и по рукопашному бою. Знаю, что Саша тоже выступал и на турнирах по боевом самбо, и на многих других, но думаю, что я побольше дрался. Вообще, желаю Шлеменко только побед. Если у него будет больше боев и побед, то буду только рад за него, не хочу с ним соревноваться. Наоборот, хочу быть с ним в одной упряжке, помогать советами, подсказками, делиться опытом с молодыми бойцами. Знаю, что Саша этим много занимается, я тоже стараюсь. Думаю, для нас это сейчас один из самых важных моментов.

«Молодые хотят отобрать у меня то, что зарабатывал годами. Я им не дамся». Откровенное интервью с русской легендой ММА

Российские бойцы с наибольшим числом поединков в ММА. Топ-10. Фото «СЭ»

— Если не ошибаюсь, по контракту с UFC у вас осталось шесть боев.

— Пять.

— UFC имеет право расторгнуть в одностороннем порядке контракт без штрафов?

— Да. Там прописано, что после 2-3 поражений бойца могут отчислить — если эти поражения не понравились организации. Если боец сдулся, потерял мотивацию, не хочет драться. Или если он не интересен болельщикам. Мы знаем бойцов, которые проигрывали по много раз подряд, тот же Рой Нельсон, но их не увольняли, потому что их любит американская публика.

— Пять боев — это много, а вам 42. Чувствуете силы, что отработаете контракт до конца?

— Опыт научил меня не загадывать наперед. Я очень многое загадывал, но далеко не все сбывалось. Иногда думал: «После боя поедем туда-то, проведу сборы или отдохну». А в итоге получал такие страшные травмы, что никуда поехать не мог. Еще загадывал, что за год подерусь 4 раза, но не получалось из-за травм, или организация не давала бои. В свое время была такая ситуация, что я не хотел драться с неизвестными бойцами, а крутых в UFC мне не давали. Мы просили людей из топ-3, топ-5, топ-7, но все отказывались. Готов был драться даже со своими знакомыми или с теми, к кому хорошо отношусь. Мне говорили: «Если предложат Оверима, Джуниора дос Сантоса?». А я отвечал: «Кого угодно! Уважаю и ценю их, но готов подраться». Но все равно не давали.

Сейчас чувствую себя нормально. Есть какая-то усталость, но у кого этого не бывает? Чуть отдохну и, думаю, голод начнет просыпаться. Под конец года любой боец истощен морально, как и я. Подеремся сейчас, дайте мне месяц-два на отдых и спросите заново, тогда отвечу.

— Вас реально переманить в другую организацию? В тот же Bellator? Или же тому, кто переманит, придется платить UFC штраф за разрыв контракта?

— Разрывать контракт в таком порядке не могу. То есть разорвать-то могу, но тогда не смогу драться ни в Bellator, ни где-либо еще. У UFC такой контракт. В Bellator — так же, там нельзя просто так уйти в UFC. Нужно предварительно разрывать контракт. Если приду и скажу: «Ребята, я разрываю контракт и ухожу в Bellator»…

— Нужно будет выплатить определенную сумму?

— … мне не позволят разорвать контракт. Предварительно уйти из UFC, а потом войти в Bellator, я смогу. Правда, мне же для этого мотивация нужна. Например, я получаю тысячу рублей, если мне предложат за ту же работу три тысячи, то подумаю, конечно, но если предложат то же самое, то не вижу смысла. Зачем уходить из лучшей организации с лучшими страховками, медициной, с мировым именем? Такого имени нет ни у одной организации, UFC — безусловный лидер.

«Молодые хотят отобрать у меня то, что зарабатывал годами. Я им не дамся». Откровенное интервью с русской легендой ММА

Действующие бойцы UFC с наибольшим числом поединков в ММА. Топ-5. Фото «СЭ»

Про политику: «Украинец без боев в UFC хотел со мной подраться. Я сказал: «До свидания». Не надо смешивать политику со спортом»

— Думаю, многим в России был бы интересен ваш бой с Андреем Орловским. Он исключен, учитывая ваши хорошие отношения?

— Мне уже предлагали такой бой, предлагали провести его в России, но я не захотел драться с Андреем. Зачем? Я лучше подерусь с бразильцем или американцем за те же деньги. Дадите в три раза больше — тогда соглашусь. Скажу: «Извини, ты мне друг, но работа важнее». У меня нет личных претензий к Андрею, я к нему хорошо отношусь. Мы оба — бойцы, у нас схожий уклад жизни, жизненные пути. Но просто так драться с ним, если есть еще 35-40 ребят, которых я вообще не знаю, с которыми у меня нет ничего общего… К тому же, не собираюсь сталкивать белорусов с россиянами или украинцами между собой. Это глупости, зачем? Подерусь с японцем, китайцем, бразильцем или американцем и никому ничего не придется доказывать. Условно, все американцы будут за своего, все наши — за меня. Так будет гораздо бескровнее в моральном плане.

Мне предлагали подраться в Москве не только с Орловским, но и с Шамилем Абдурахимовым. Я не захотел. С Шамилем мы вместе тренировались, нормальный парень, зачем мне с ним драться? Ладно бы не было других вариантов, но кроме них же есть еще 45 человек.

Украинец как-то подписался — не Сергей Спивак, а кто-то перед ним — тяж, даже не подрался ни разу. Хотел со мной подраться. У меня в UFC уже семь боев, пять побед. А этот украинец требует со мной подраться.

— Не припомню, что за история. Кто это?

— Посмотрите, он подписался и его сразу уволили. Я так понял, у него что-то со здоровьем.

— То есть он хотел подраться с вами потому, что вы, харьковчанин, не поддерживали Майдан?

— Мой менеджер зашел, смотрит, а там «всех русских нужно уничтожить, россияне — завоеватели и так далее». Зачем сюда, в спорт, впутывать политику, сталкивать людей лбами?

— Где этот парень сейчас?

— Абсолютно запамятовал фамилию (речь о бойце Дмитрии Побережце, он подписал контракт с UFC в январе 2017 года, но не провел в лиге ни одного боя и был уволен; сейчас ему 34 года, его рекорд в ММА — 24-5-1, не выступал с декабря 2016-го. — Прим. «СЭ»). Здоровый пацан, тяж. Я к нему нормально относился, но потом сказали, что-то ли он, то ли его менеджмент хотели столкнуть меня с ним. Я могу с кем угодно поспорить насчет политики и отстаивать свои взгляды, но когда это хотят втянуть в спорт, то я против. Давайте спорт будет в ринге, а политикой будем заниматься в соцсетях, на шоу на телевидении, на страницах газет и журналов. Выводить политику в клетку — абсолютно неправильно. Не нужно стравливать. Не надо говорить: «Давайте избивать белых, черных, желтых, либералов, коммунистов, демократов». Не надо говорить: «Пусть россияне завалят всех американцев, украинцев» и так далее. Я против этого. Должна быть здоровая спортивная конфронтация, но не политическая, религиозная или расовая.

Мне говорили: «Он хочет с тобой подраться». Говорили: «Они хотят поднять бучу, что украинцы мстят и так далее». Я сразу сказал: «До свидания». У парня ни одного боя в UFC, а он пришел сюда, чтобы подраться с Олейником. Хочет драться — пусть приезжает на улицу или в зал, подеремся, если ему это нужно. Я не хочу, чтобы в клетку, на ринг или на ковер выносилось что-то, кроме спорта. В нашем мире любят все это смешивать, использовать WADA и USADA, чтобы наказать какие-то страны. Это грязный путь, который ведет только к разобщению. Спорту от этого лучше не будет, не вижу, к чему хорошему это может привести.

Про арест Сосновского: «Надеюсь, скоро Дима приступит к тренировкам, и мы забудем это, как страшный сон»

В ноябре прошлого года ученики Олейника — бойцы Дмитрий Сосновский и Александр Гладков — были арестованы по подозрению в похищении человека и вымогательстве. Сейчас оба содержатся в СИЗО. В последнее время они тренировались в зале Гора Азизяна. У 30-летнего Сосновского (11 побед, 0 поражений в ММА) есть действующий контракт с UFC. В дебютном и пока единственном бою в UFC Дмитрий досрочно выиграл у Марка Годбира. Самая же знаменитая победа Сосновского — над Александром Емельяненко в 2014 году.

— Что сейчас происходит с Сосновским?

— Не знаю, на какой все стадии, но надеюсь, что Дима скоро приступит к тренировкам, выступит и мы забудем то, что произошло, как страшный сон. Надеюсь, что Дима будет делать только то, что делал и должен делать — приносить пользу отечественному спорту и молодому поколению. Рассчитываю только на это. Не могу сказать, когда все закончится, через день или месяц, но мы ждем, что все закончится.

— Когда в последний раз с ним общались?

— Несколько дней назад, на прошлой неделе. Больше поддерживаю связь с его старшим братом.

— Каким образом вы общались, он же в СИЗО?

— Общались (улыбается).

— Расскажите, из-за чего точно Дмитрий там оказался.

— Я все уже сказал, не хотел бы больше развивать эту тему.

— Почему он стал тренироваться у Азизяна?

— Как бы вам сказать… Скажем так, два года назад Гора не было. Не было как человека, который имеет хоть какое-то отношение к спорту. Бывает, у людей появляется желание что-то создать, может, есть какие-то нереализованные детские мечты. Знаю многих бизнесменов, которые помогали в том числе и нам. Говорили: «Я хотел стать мастером спорта, чемпионом, но не стал. Теперь у меня много денег, хочу кому-нибудь помочь». Гор хотел организовать что-то подобное, чтобы был зал и так далее. Начал со мной консультироваться, я дал ему массу информации, связей и так далее. Мы договорились о совместных полезных вещах, то есть, я делюсь с ним информацией и поступаю на работу, как тренер. Естественно, после того, как я ему дал всю информацию и связи, ему от меня уже было ничего не нужно. Зачем брать меня на работу или платить деньги, если у него все есть?

Гор попросил каких-нибудь именитых бойцов: он им собирался платить за то, чтобы они у него тренировались. Ребята пошли к нему, по сути, зарабатывать деньги. Они тренировались у него в зале, их везде снимали, показывали в соцсетях, они получали зарплату за это. Но нельзя путать зарабатывание денег с настоящими тренировками. Там настоящей подготовки нет, а та имитация, которая была, привела к массе поражений хороших ребят. Дима Смолдарев. Джонни Уокер. Ваня, не буду его фамилию говорить. Подготовку они там, по сути, не проходили. Это была имитация подготовки…

Посмотрите, как тренирует Фредди Роуч и другие великие тренеры. Пытаться повторить за ними, изображать их повадки и движения — не значит давать бойцам ту же технику, ту же подготовку. Кто-то думает, что достаточно лишь вести себя, как какой-то тренер, и все начнет получаться. Извините, эти тренеры всю свою жизнь на дело пустили, по 20-30 лет тренировались сами и тренировали других, чтобы те стали победителями.

— Вы ведь взяли Сосновского из силовых видов, до этого он не занимался единоборствами.

— Да. Я тренировался сам по себе в городе Троицк, в котором проживал. Ко мне двое-трое ребят подошли сфотографироваться. Говорю им: «Пацаны, вы такие здоровые, давайте, заходите в ринг, сейчас потренируемся, а потом уже сфотографируемся». В Сосновском тогда было 125 килограммов, в другом парне 130. Они говорят: «А что, можно потренироваться?». Говорю: «Можно». Они были по-детски наивными. Увидели какого-то известного бойца, подошли к нему, а он с ними так по-простому пообщался. Они переоделись, поработали, им понравилось. Естественно, на первой тренировке их хватало секунд на 40, бывало, что за один раунд проигрывали 10-15 раз, но через три года стали мастерами спорта. Международники ничего не могли с ними сделать, это радовало. Колоссальный прогресс.

— Глядя на бои Сосновского, создается впечатление, будто он занимался борьбой всю жизнь.

— Борьба — это мозги. Для кого-то это глупость, но для меня это — шахматы, только силовые. Например, я локоть на один сантиметр ниже или выше опущу, и у меня не получится прием. Подпустил соперника на сантиметр ближе или дальше, чем нужно — он сделал удушающий. Ребята быстро схватывали все, понимали. Кому-то не хватает и 10 лет, чтобы все понять, а кому-то это дается за год-два. У меня есть Иван Лаптев, пришел с ними почти одновременно, через 3 года у него уже был черный пояс, он легко разбирает многих бойцов с коричневыми и черными поясами. Пришел в 30-31 год, все с нуля. Таких примеров масса. Есть у нас девочка, в Америке. Пришла в грэпплинг в 40 лет. А в 42 она была номер один среди всех грэпплеров Северной и Южной Америки. Она выиграла 3 или 4 чемпионата мира в Америке. Через два года тренировок!

Как выгоняют из зала ATT: «Были ребята, которые кричали, что один наш известный клуб — сила и так далее…»

Олейник тренируется в крупнейшем клубе единоборств в США — American Top Team (ATT) во Флориде.

— Я здесь три года, — рассказывает Алексей. — Мы здесь с семьей находимся три-пять месяцев, потом уезжаем в Россию на три-четыре месяца, а затем снова возвращаемся. Если, например, начались школьные каникулы, то можем уехать домой. У нас есть привязка и к детской школе, и к моему тренировочному лагерю. Если у меня нет лагеря, а у детей каникулы, то едем в Россию. Приезжаем, идем в российскую школу, дети там занимаются. Четверть закончилась — мне назначили бой — помчали в Штаты.

— С кем из ATT у вас самые хорошие отношения, кроме Андрея Орловского?

— Не скажу, что с Андреем самые лучшие отношения. С ним проще общаться, потому что у нас один язык. Я в хороших отношениях со многими бразильцами, но мы не можем много общаться из-за языкового барьера. Не скажу, что есть один лучший друг, но примерно с 15 людьми хорошо общаюсь.

— Кто самый безбашенный из бойцов ATT?

— Есть веселые ребята, вроде Джуниора дос Сантоса. Он постоянно шутит, смеется, подкалывает, поет. Кто-то немного себе на уме, как Масвидал. Кто-то больше сосредоточен на тренировках и не особо общается, как Колби Ковингтон. Есть и пахари, которые приветливо общаются со всеми, как Джоана Енджейчик. Глейсон Тибау — очень хороший парень, веселый. Марсело Голм — хороший открытый парень. Здоровенный увалень, 125 килограммов, но добродушный. Но его, если не ошибаюсь, недавно уволили из UFC, он проигрывал Павловичу.

— Вы сказали, что Ковингтон — тихоня…

— Да-да, в зале он ведет себя очень скромно. Я ему протягиваю руку — он ее двумя обхватывает, с поклоном. Со многими другими ведет себя таким же образом. Не скажу, что он ходит походкой Конора Макгрегора (смеется).

— Когда видели его в зале в последний раз? У него же были конфликты с Мавмдалом, с Порье.

— После боя (с Камару Усманом 14 декабря, Ковингтон проиграл нокаутом. — Прим. «СЭ») его, если честно, не видел. Только что, два-три дня назад, приехал Порье. Масвидал прибыл дней 10 назад. Енджейчик тоже начала тренироваться только 5-10 дней назад.

— Ковингтона с Масвидалом как-то разводят по времени, чтобы не было драки?

— Они абсолютно не реагируют, никто ни на кого не кидается, в зале 100 человек. Я с некоторыми ребятами не пересекаюсь на тренировках регулярно. С дос Сантосом тем же видимся раз в неделю, наверное. У меня две, иногда три тренировки в день. У него то же самое. Есть тренировки в 10, 11 и 12, я могу придти в 10, а он в 11-12. Или наоборот. У нас два тренера по кардио. Я работаю с одним, он — с другим. Мы можем работать параллельно, но не в паре. Иногда сталкиваемся, встречаемся на грэпплинге, например, или на спаррингах.

— Орловский рассказывал, что Ковингтона прессовали дагестанские бойцы. Видели или слышали что-то подобное?

— Не видел. На словах слышал, что такое было, но когда эти ребята проходили мимо друг друга, то зачастую здоровались. Думаю, это, скорее, игра на публику — когда так говоришь для своего Instagram, чтобы болельщики поддерживали. Я такого не видел, так что ничего утверждать не могу. Не слежу за каждым бойцом, не хожу ни за кем в туалет или душ, чтобы проследить. Вообще, здесь такое пресекается, нельзя подойти к человеку и ткнуть его в плечо. Сразу показывают пальцем на дверь, и человек в этом зале больше не тренируется.

— Кого-то при вас выгоняли?

— Например, Гектор Ломбард уже не занимается в American Top Team после инцидента. Бойцам запрещено сцепляться вне ковра, вне спарринговой борьбы. Даже перепалки запрещены. Иначе — билет в один конец, больше тебя в этот зал не пустят.

— С кем сцепился Гектор?

— Сейчас не помню, не россиянин.

— А россиян выгоняли?

— Были ребята, которые кричали, что один наш известный клуб — сила и так далее. Один начал спарринговаться. А у нас спаррингуются аккуратно. А он начал зарубаться, и его отправили в нокдаун. Он кинулся драться. Разняли, успокоили. Пошел бороться, его поймали на треугольник, а он не захотел стучать, сдаваться. Начал орать, психовать, кидаться драться. Его вместе с тренером, который его привез из другого зала, выгнали. Сказали: «Извините, ребята, но чтобы вас тут больше не было».

— В какой лиге сейчас выступает этот парень?

— Честно говоря, не могу сказать.

— Но не в UFC?

— То ли в ONE FC, то ли еще где-то… Я-то не слежу за всем, у нас в зале 100 человек. Представьте, 100 профессиональных бойцов.

— Что за человек Хорхе Масвидаль? Ганстер?

— У меня сложилось мнение, что парень свой в доску, абсолютно спокойный. Чуть-чуть хулиганистый, но знающий меру, никогда не лезет специально, и, опять же, смотря с кем. У меня с ним хорошие отношения. Вообще, люблю общаться с людьми так же, как они со мной. Вспыхивать и проявлять агрессию, открытую или закрытую, не хочется, с такими людьми не общаюсь вообще. Если со мной нормально общаются, а таких людей 99 процентов… Все говорят: «Мы-то думали, а ты такой простой!». Мне уже не нужно ни перед кем рисоваться, что-то из себя строить. Мне 42 года, я уже много всего понапоказывал, много чего достиг, по шапке получил достаточно, крылья великого бойца и человека обрубали пару раз. Так что я понимаю, что это все приходящее, временное. Спокойно отношусь к этому.

— Казалось, что карьера Масвидала — на спаде. Он теперь он лучший боец 2019-го. Как так получилось?

— Можно собраться, и все. У меня в зале множество ребят, моих учеников. Тренируется парень, простенький, середнячок. Потом раз — его переклинивает — и он в течение полугода-года становится одним из лучших. Был 25-м — становится 1-м или 2-м. Просто поработал, собрался, начал усиленно что-то делать. Убираешь какие-то лишние, отвлекающие моменты и начинаешь осознавать важность и ответственность того, что делаешь. Не «хи-хи ха-ха», не «сейчас спустя рукава поработаю и поеду тусить с пацанами-девочками», нужно реально вложиться и выложиться так, чтобы ты думал, как из зала домой доползти.

Про въезд на Украину: «Был там неофициально. Можно заплатить 100 долларов на таможне, и тебя легко пропустят»

Олейник — уроженец Харькова. В 2014 году, во время революции на Украине, он открыто поддерживал российские власти. Его спортивный клуб «Оплот» в Харькове разгромили и сожгли. Вскоре Алексей получил российское гражданство, а въезд на Украину ему закрыли.

— Есть планы остаться жить в Америке? Вы же тут уже где-то пять лет, правильно?

— Три года. Я приехал на бой, а до него оставалось 4 месяца. Приехал с семьей ровно на этот срок. Продал машину московскую, думал, поживем 4-5 месяцев, верну деньги благодаря бою, и уедем в Россию. Естественно, дети 4-5 месяцев не могут сидеть дома, а у меня их четверо. Устроили их в школу, заодно чтобы язык подучили. Так и началось. Приехали ровно три года назад зимой, и все. У меня нет планов оставаться здесь, у меня нет ничего, нет социального обеспечения, документов, грин-карты, а здесь все на этом и основано. На кредитной истории и так далее.

Сейчас у меня рабочая виза от UFC, когда она закончится, не смогу работать ни дворником, ни водителем, ни тренером. Ты должен иметь разрешающий документ на любую копейку, которую зарабатываешь. Здесь огромные налоги, огромные расходы. Если я не буду выступать, то не смогу выйти даже на половину того, что есть сейчас. У меня здесь большие затраты, ведь семья большая. Живу как обычный человек и трачу 10 тысяч долларов в месяц. В Москве при аналогичном уровне жизни выходит 3 тысячи долларов.

— У вас есть недвижимость в Москве?

— Да, есть под кредит.

— До сих пор оплачиваете?

— Да, до сих пор.

— Когда были на Украине в последний раз?

— Официально — в 2014 году.

— А неофициально?

— Может, один или два раза. Там сейчас можно заплатить 100 долларов на таможне, и тебя легко пропустят.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь