Домой Спорт «Звали в «Сан-Хосе», но все мысли — о СКА». Интервью участника одного из самых громких обменов...

«Звали в «Сан-Хосе», но все мысли — о СКА». Интервью участника одного из самых громких обменов КХЛ

84
0

«Звали в «Сан-Хосе», но все мысли — о СКА». Интервью участника одного из самых громких обменов КХЛ

«Звали в «Сан-Хосе», но все мысли — о СКА». Интервью участника одного из самых громких обменов КХЛ

Егор Спиридонов. Фото ХК СКА-Нева

Поговорили с форвардом СКА и молодежной сборной России Егором Спиридоновым.

Нынешнее межсезонье запомнилось серией обменов, участие в которых приняли сразу несколько команд. Один из таких организовали СКА, «Магнитка» и хабаровский «Амур». «Металлург» получил форвардов Сергея Плотникова и Максима Карпова, пожертвовав сразу пятью игроками. В их числе оказался и нападающий молодежной сборной России Егор Спиридонов, которому теперь предстоит прибиваться в основу питерского клуба. Другая цель форварда — поехать на МЧМ-2021, который должен пройти в Канаде. В интервью «СЭ» Егор рассказал о подробностях обмена, игре в ВХЛ за «Зауралье» и тренировочных сборах с Игорем Ларионовым.

Сочи, сборная

— Сначала у нас прилетели ребята из североамериканских лиг, у которых сейчас нет возможности готовиться в клубах, — рассказал Спиридонов о начале сборов. — Мы же начали готовиться в своих командах, а потом уже прилетели в Сочи. Предварительно собрались в Москве и сдали тесты на коронавирус. По прилету в Сочи прошли их еще раз. Два дня, пока не было результата, сидели на карантине. Затем совместно с «американскими» ребятами приступили к тренировкам.

— Насколько плотный у вас график? Остается свободное время?

— Мы живем на спортивной базе. Свободное время после тренировок остается. У нас занятия чаще всего в первой половине дня. Во второй мы с ребятами можем сходить на пляж или в баню. Есть время и позагорать, и поплавать. Но все это происходит на территории базы — никуда за ее пределы мы не выходим.

— Игорь Ларионов говорил, что приветствует творчество от игроков. Как это отражается в тренировочном процессе?

— В специфических упражнениях. Стараемся выполнять больше игровых упражнений, которые акцентированы на передачу — чтобы игроки катались, искали друг друга, открывались. Больше комбинационного хоккея. От нас требуют больше креатива в атаке и в средней зоне, больше коротких и длинных передач. Мне такой подход нравится. Все-таки хоккей — игра, и в него нужно играть. Безусловно, это круто, когда ты креативишь, когда дают возможность сыграть нестандартно.

— Жаркий климат не мешает тренировкам?

— Сначала было немного тяжело. Но благодаря тренерам и подсказкам врачей быстро втянулись в такой необычный процесс. Сейчас полностью привыкли к тренировкам в субтропических условиях — практически каждый день у нас есть занятия на улице.

— Как восприняли изменения в формате турнира? Думаю, четыре матча с молодежкой «Сочи» — не совсем то, что вы хотели.

— Формат турнира, к сожалению, от нас не зависит. Соперников мы себе не выбираем. Все находимся в одной ситуации — выходим и играем по регламенту турнира.

— Уверен, вам хотелось сыграть против СКА.

— Думаю, не одному мне. Всем хотелось сыграть против команд КХЛ и получить новый опыт. Для некоторых ребят это могли быть самые первые игры со взрослыми командами, но не сложилось. Ничего страшного — все еще впереди.

— Игорь Ларионов отмечал, что на каждый матч надо настраиваться как на шведов или канадцев. Тяжело это получается?

— Настраиваться нужно на все игры и на любого соперника. Против кого бы ты ни выходил, нужно уважать соперника. Этому следует учиться. Конечно, бывают игры, на которые действительно тяжелее настроиться. Но мы учимся и стараемся готовиться к каждому сопернику одинаково. Без разницы, кто против нас играет.

— Сергей Голубович говорил, что каждому игроку дается определенное задание, по которому тренеры вас и оценивают. Что просят от нападающих?

— От нападающих просят креативности в атаке. Как об этом и говорил Игорь Николаевич. Просят движения, точные и быстрые передачи, комбинационный хоккей. Говорят, чтобы мы дорожили шайбой и играли в пас с партнерами.

— Мы привыкли видеть вас на позиции центрального, но в сборной вас выпускают с краю. Где вам комфортнее играть — в центре или с краю?

— Мне без разницы. Могу выйти и там, и там. Слева, справа, в центре — где тренер скажет, там и сыграю.

СКА, «Магнитка»

— Обмен с вашим участием стал одним из самых громких в межсезонье. Расскажите, как вы узнали о нем?

— Мне позвонили из «Металлурга», предупредили, что может состояться такой обмен. Через пару дней так и произошло. Шоком это не стало. В спорте высших достижений такое случается. Ты всегда должен быть готов сменить клуб, переехать в новый город. Это происходит на всех уровнях и не является какой-то невероятной ситуацией.

— Удивило, что клуб решил обменять игрока, на которого еще год назад планировал делать ставку в будущем?

— Удивился, но не особо. Говорю же, это — хоккей. Ничего такого в этом нет. Клуб решил, что так будет лучше.

— После сезона Илья Воробьев сказал, что ваше развитие в этом году чуть замедлилось. Согласны с ним?

— От такого специалиста приятно получить любую оценку. Пусть она и негативная. В целом согласен с ним. Мог сыграть в прошлом сезоне лучше, чем получилось. Но жизнь на этом не заканчивается — нужно работать дальше. Знаете, эта ситуация с обменом еще больше меня мотивирует развиваться дальше и оправдывать доверие в новой команде.

— Были ли у вас предложения продолжить карьеру за океаном?

— Да, предложения были. До драфта выходили на связь скауты из разных команд. Но я решил остаться в России. Сейчас я сконцентрирован на игре в системе СКА. Посмотрим, что будет дальше. После драфта скауты «Сан-Хосе» несколько раз звонили, спрашивали, как у меня дела. Но сейчас все мои мысли об игре в системе СКА.

— Как вы устроились в Петербурге?

— Да пока еще особо не устроился (улыбается). В Питере я провел не так много времени — только во время лагеря развития, когда мы все жили на базе. Когда уже окончательно приеду в Питер, буду со всем этим разбираться. Жить пока что планирую один.

— Много хвалебных отзывов слышал о «Хоккейном городе». Расскажите подробнее, как там все устроено для игроков?

— «Хоккейный город» — настоящий рай для развития любого спортсмена. Одно из лучших мест в плане хоккейной инфраструктуры. Там есть все: от бросковых зон и ледового катка до тренировочных залов и залов для катания — все, что нужно для развития. Тренироваться в «Хоккейном городе» — одно удовольствие.

— Тяжело было входить в тренировочный процесс после карантина?

— Не очень. Во время карантина я тренировался с ребятами в Магнитогорске, старался поддерживать форму. Поэтому вошел в ритм нормально. Правда, все тренировки в Магнитке были в зале — около двух месяцев мы занимались только на земле. Со льдом были небольшие проблемы из-за пандемии. Но как только появилась возможность выйти на лед, сразу начали готовиться и там.

— Как я понял, в тренировочном лагере вы работали с тренерами из разных команд системы.

— Да, все верно. Это отличный опыт. Получилось пообщаться с тренерами разных команд из системы клуба, услышать их мнение, получить советы. И это, и предсезонка в целом очень важны для каждого игрока. Ты как раз закладываешь фундамент на будущий сезон. Поэтому надо провести ее на серьезном уровне.

«Звали в «Сан-Хосе», но все мысли — о СКА». Интервью участника одного из самых громких обменов КХЛ

Егор Спиридонов. Фото ХК «Металлург»

«Зауралье»

— В прошлом сезоне вы дебютировали в Высшей лиге за «Зауралье». Каково это играть с мужиками в таком возрасте?

— Особых трудностей не было, все складывалось нормально. Конечно, отличия от МХЛ серьезные. В ВХЛ быстрее скорости, да и хоккей немного другой. Но я адаптировался быстро и чувствовал себя нормально.

— При этом вы выступали и за «Стальные Лисы» из МХЛ. Тяжело вот так мигрировать между двумя командами?

— Между тремя. Это хоккейная жизнь. Мы должны уметь сменить обстановку, и к этому надо привыкать. Да, бывают неприятные моменты. Например, ты проводишь два спаренных матча в молодежке, а потом едешь в ВХЛ. Или — когда выпадает много игр в месяце. Было и такое, что потренируешься с первой командой, потом играешь с «Лисами», а потом едешь в Курган. Это немного сбивает с ритма.

— Вы не связываете замедление в развитии, о котором говорил Илья Воробьев, с постоянными командировками?

— Трудно сказать. Бывает так, что ты набираешь темп, привыкаешь к стилю и схемам одной команды, а потом тебя отправляют в другую, и все начинается сначала. В этом плане тяжеловато, но я себе оправданий не ищу. Нужно уметь быстро привыкать к смене стиля и схем. Такова жизнь спортсмена — сегодня ты играешь здесь, а завтра — там. Это мотивирует работать лучше.

— Про ВХЛ ходит немало историй про длительные поездки на автобусах, откровенно устаревшие ледовые дворцы. Вы с таким сталкивались?

— Да, были и старые дворцы, и поездки. Правда, когда я приехал в команду, все длинные поездки закончились. Остались только не самые тяжелые — в основном на поезде и на самолете. Дальние путешествия на автобусе я пропустил. Парни рассказывали, что около 20 часов добирались до Караганды на автобусе. Это самая тяжелая поездка в сезоне — я как раз присоединился к команде после нее.

— Хорошо вы подгадали, когда нужно приехать.

— Да я же не знал, когда меня отправят в Вышку (улыбается). После автобусов выходить, конечно, тяжеловато. Но обычно мы приезжаем за пару дней до игры и успеваем отдохнуть. К игре подходим уже в боевой форме.

— За «Зауралье» вы сыграли на «Русской Классике». Как вам такой опыт?

— Вспоминаю об этом дне только с положительной стороны. Это мой первый опыт игры на открытом воздухе в профессиональной карьере. Безусловно, в детстве-то мы все играли на улице. Без этого никуда. Но на таком уровне — первый раз. Очень хорошо, что нам удалось выиграть этот самовар.

— Куда его поставили потом?

— То ли в докторской, то ли в тренерской стоял. Уже не помню.

— Холодно-то было во время матча?

— Да нет, все нормально. Перед игрой мы пару раз покатались на льду. Правда, снега многовато было — погодка немного подвела. Привыкли играть на чистом льду, но и мы, и «Рубин» были в одинаковых условиях.

— В одном интервью вы говорили, что «время покажет, в какой команде из системы буду играть». Уже есть какая-то ясность?

— Пока еще время не показало (улыбается).

— Не пугает, что в системе клуба очень много игроков? Или такая конкуренция только подстегивает работать усерднее?

— Любая конкуренция — двигатель прогресса. Это дает тебе возможность развиваться, подстегивает работать больше над собой, приносить пользу команде и пробиваться в основу.

— У каждого молодого хоккеиста есть пример, на которого хотелось бы ровняться. Кто это для вас?

— Кумиров как таковых у меня нет. Стараюсь от многих игроков почерпнуть что-то положительное для себя. От каждого понемногу, как говорится. Когда мы были детьми, в Магнитке все хотели быть на Евгения Малкина и Николая Кулемина — все-таки наши воспитанники. Помню, когда Малкин приезжал с Кубком Стэнли. Многих, в том числе и меня, это подцепило — человек добился очень многого. Но какого-то определенного кумира у меня нет. Сейчас, кстати, следим за сезоном в НХЛ — некоторые матчи выпадают как раз на свободное время.

КХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь