Домой Спорт Владелец «Велеса»: «Жену принудительно госпитализировали. Но ее тест на коронавирус был отрицательным»

Владелец «Велеса»: «Жену принудительно госпитализировали. Но ее тест на коронавирус был отрицательным»

43
0

Владелец «Велеса»: «Жену принудительно госпитализировали. Но ее тест на коронавирус был отрицательным»

Евгений Шиленков. Фото new.veles-capital.ru

Интервью президента «Велеса» Евгения Шиленкова, которого также пытались забрать в клинику

В среду, 18 марта, владелец клуба «Велес», лидирующего в зоне «Запад» ПФЛ, и заместитель генерального директора по активным операциям инвестиционной компании «Велес капитал» Евгений Шиленков получил свою «Минуту славы». На сайте Life вышла новость под заголовком «Бизнесмен Шиленков забаррикадировался в коттедже после положительного анализа жены на коронавирус. Его супруга после долгих уговоров согласилась на госпитализацию».

Естественно, сообщение растиражировали, и на Евгения обрушился шквал звонков как от знакомых, так и от журналистов. В итоге рассказать, как обстояло дело, президент «Велеса» решил нашему изданию.

Жена в больнице занимает чье-то место

— Поскольку «СЭ» — моя любимая газета с пяти лет, — пояснил Евгений Шиленков. — А телефон у меня действительно разрывался. Я даже не представлял, что у меня столько контактов в записной книжке.

— Что же с вами случилось? Если верить новостям, то вы отбивались от полиции, заперлись в коттедже и теперь в одиночку боретесь с коронавирусом.

— Рассказываю. Как добропорядочные граждане, мы с супругой после возвращения из Франции сели на домашний карантин. У жены появились симптомы ОРВИ, решили вместе сдать тест на коронавирус. Они оказались отрицательными. Однако врач выписал постановление о принудительной госпитализации супруги, хотя к тому моменту уже несколько дней у нее была температура 36,6.

— А вам пришлось держать оборону?

— Утром нам позвонил врач, сказал, что тесты отрицательные, но надо сдать повторные анализы. Насколько понимаю, это была «разводка», чтобы убедиться в нашем местоположении, поскольку, когда приехала «Скорая», то речь сразу пошла о госпитализации нас двоих из-за положительного анализа на коронавирус супруги. Я этого не понял, решил проконсультироваться с юристами. Понятно, что надо бороться с распространением вируса, но зачем забивать больницы здоровыми людьми, которые сидят дома и ни с кем не встречаются? Думаю, палаты лучше использовать для тех, кто в них нуждается. По закону меня нельзя лишить свободы без веских оснований. Основанием является положительный анализ на коронавирус. В этом случае за отказ грозит уголовное наказание. Положительный тест нам так никто и не предъявил, я думаю, что его не существует в природе, но постановление показали, жене пришлось подчиниться, она отправилась в больницу в Коммунарку.

— Вы не боитесь за ее здоровье?

— У супруги давно нет температуры. Сегодня пришел новый отрицательный результат анализа, теперь ждем еще одного. Я переживаю только о том, чтобы в больнице, где много больных, она ничем не заразилась. И в моем случае это тоже играло роль. У нас маленький сын, мне пришлось бы его брать с собой в бокс, в чем я тоже не вижу ничего хорошего. Нас там бы лечили? От коронавируса не лечат. А просто сидеть в изоляции я и дома могу, не подвергая ребенка риску контактов с пациентами клиники.

Российскому футболу придется тяжело

Я работаю в инвестиционном бизнесе, на нем сейчас много крови. Все видят, что происходит с акциями многих компаний, с курсом рубля и ценой на нефть. Поэтому посмотрим, какие возможности у меня будут летом. Но в целом вижу своей задачей стать управляющим партнером для крупной компании или частного владельца, которые хотели бы видеть свой клуб на футбольном Олимпе. Условно, быть в той роли, что сейчас Евгений Гинер в ЦСКА. Акции у ВЭБ, но управление в руках сильной менеджерской команды Евгения Ленноровича. По опыту нескольких лет в футболе я знаю, как выступать на хорошем уровне за минимальные средства.

— Какой бюджет у «Велеса»?

— На сезон в ПФЛ выходит меньше 50 миллионов рублей. В ФНЛ я бы занимал место в середине таблицы за 100 миллионов, а в РПЛ вышел бы, думаю, при бюджете в 150 миллионов. В премьер-лиге, имея 500 миллионов рублей, вряд ли боролся за медали, но этого бы хватало, чтобы не вылетать. Скажем, «Аэрофлот» спонсирует ЦСКА. А на ту же сумму содержать свой собственный клуб в РПЛ разве не интереснее? Мне кажется, это куда громче и дает гораздо больше возможностей продвигать собственный бренд. Или «Тинькофф». Я ведь обращался к Олегу Тинькову с предложением совсем недавно. Мне очень нравится, как эта компания ведет бизнес. У нее мог бы быть свой клуб, но к тому моменту уже имелось решение о спонсировании РПЛ. Что ж, по крайней мере, я смотрел в правильном направлении.

— Ваш прогноз: нынешняя история с коронавирусом больно ударит по российскому футболу?

— Не сомневаюсь. Даже за эти несколько лет, что я занимаюсь футбольным клубом, пропало 15-20 команд. Пока нефть стоила дороже 100 долларов не был создан такой фундамент, чтобы клубы сами себя окупали. Теперь же всем будет куда сложнее.

Зарабатывать практически нечем, а с вложениями в индустрию развлечений станет гораздо хуже. Бюджеты считались при цене нефти выше пятидесяти долларов, а сейчас она сами знаете какая. И курс валюты совершенно другой. Так что туго придется и частным клубам, и бюджетным.

Олимп — ПФЛ: турнирная таблица чемпионата, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь