Домой Спорт «В Оренбурге анализировали «Лестер». И кое-что использовали в игре». Вторая часть истории Владимира Федотова

«В Оренбурге анализировали «Лестер». И кое-что использовали в игре». Вторая часть истории Владимира Федотова

54
0

«В Оренбурге анализировали «Лестер». И кое-что использовали в игре». Вторая часть истории Владимира Федотова

«В Оренбурге анализировали «Лестер». И кое-что использовали в игре». Вторая часть истории Владимира Федотова

«В Оренбурге анализировали «Лестер». И кое-что использовали в игре». Вторая часть истории Владимира Федотова

Владимир Федотов во время работы в «Оренбурге». Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Продолжение интервью обозревателя «СЭ» Игоря Рабинера с главным тренером «Сочи».

Не генеральский сын

В людях всегда симпатична самоирония.

Прозрачно намекаю Владимиру Федотову, куда ведет и, по идее, однажды должна привести его чуть ли не вся его карьера. Потому что играл в спонсируемом тогда «Газпромом» тульском «Арсенале» и «Газовике-Газпроме», тренировал «Оренбург» и сейчас «Сочи»…

Тренер резко опускает разговор с потенциальных зенитовских высот и увлеченно рассказывает, как с той же увлеченностью работал с командочкой, игравшей на первенство Свердловской области. Все-таки уточняю:

— То есть твердой мечты работать только на уровне «Зенита» нет? Куда судьба привела — там и выкладываетесь?

— Так и есть, — отвечает тренер. — Но плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.

И в ту же секунду Федотов, судя по всему, одергивает себя за излишнюю серьезность и гипотетический переход в топ-клуб комментирует так:

— Хотя в этом плане есть такой анекдот. Сын подходит к полковнику: «Пап, я стану лейтенантом?» — «Станешь, сынок». — «А майором стану?» — «Станешь». — «А полковником?» — «Станешь». — «А генералом?» — «У него свой сынок есть!»

Сам Федотов уж точно чьим-то сынком не был. Его историю как игрока — от 10-тысячного Михайловска (который он сегодня, присылая мне фотографию, называет «своей Швейцарией»), прихода в настоящую футбольную школу в 15 лет, полутора лет в реальной армии до капитанства в клубе высшего российского дивизиона — вы могли прочитать в первой части этого материала. Она была давно, но Владимир Валентинович все прекрасно помнит и стоит обеими ногами на земле.

Не выветрилось из федотовской памяти и то, о чем эмоционально говорит тренер Виктор Шишкин, при котором он был капитаном в «Уралмаше»:

— Володю как тренера жизнь тоже побила — то в Новокузнецке во второй лиге работал, то вообще на первенстве области. А ведь уже за 40 было. Помню, как поздравлял его с 50-летием, и он был тогда помощником в «Оренбурге». Но никогда не сдавался.

О том же — Александр Побегалов, которому начинающий тренер Федотов помогал, а затем ненадолго сменил его в «Урале»:

— Валентинычу пришлось поработать в разных городах, сложных условиях, даже в любителях. Но тем ценнее его последующий взлет. Он не пропал, только прогрессировал. Не опустил руки, показал силу характера и целеустремленность. Все время совершенствовался и добился своего.

К словам Шишкина и Побегалова можно добавить сухую статистику. Первый сезон в премьер-лиге Федотов как главный тренер начал в «Оренбурге», когда ему исполнился 51 год. Олег Романцев, возглавивший «Спартак» в 35, к этому возрасту уже завоевал все свои девять тренерских чемпионских титулов. Валерий Газзаев в 41 впервые выиграл чемпионат России, а в 50 — Кубок УЕФА. Сергей Семак к своим нынешним 44-м уже двукратный тренер — чемпион России, а «Уфу» в РПЛ возглавил в 40.

Но эти люди всегда были на авансцене. Кому-то приходится подниматься из куда более глубоких слоев. Леониду Слуцкому, например, вообще из детских тренеров в Волгограде. Но ему-то тогда было 20 с копейками, и имелось время на разгон. В РФПЛ — в «Москву» — он пришел главным в 34, на 17 (!) лет раньше Федотова. А впервые взял золото чемпионата в 42.

Откуда и когда Федотов поднялся пока еще не в топовые, но уже в очень серьезные тренеры, поднимаются редко. Ему по второму разу пришлось проделать такой же путь, как и игроку. Единственное — без двух лет в армии. Зато с полугодом в любительском футболе. В 49 лет. А с 49 до 51 — вторым тренером. Для многих это стало бы приговором.

Цепкий взгляд

Все знали другого тренера Владимира Федотова — Владимира Григорьевича, удивительного и уникального человека, наверное, единственного, кого одинаково обожают болельщики «Спартака» и ЦСКА. Сына Григория Федотова, зятя Константана Бескова.

О такой футбольной родословной простой уральский мужик Владимир Валентинович мог только мечтать. Знакомы с Григорьичем они, кстати, почти не были.

— Если только спрашивал кто-то: «Там про тебя написано?» Я отвечал «Нет», — вспоминает Федотов-нынешний.

Владимира Григорьевича не стало в 2009-м, и именно в том году Владимира Валентиновича после нескольких лет в роли помощника Александра Побегалова в «Урале» (выступавшем тогда в первом дивизионе) впервые назначили и. о. главного тренера.

Грустная символика. Судьба распорядилась так, что главный тренер Федотов на Земле должен был быть один.

Федотов вспоминает:

— Полновесным главным тренером в «Урале» меня назначили уже в 2010 году, но это продолжалось всего десять туров, после которых уволили. Хотя мы были в тройке ФНЛ, сезон только начинался…

По поводу и того, и многих других увольнений в «Урале» все с понимающей улыбкой качают головой. И сразу всплывает образ единственного в нашем футболе клубного босса, который всегда сопровождает тренеров на скамейке запасных.

Виктор Шишкин говорит:

— Там же Григорий Викторович. Очень трудный человек. Но если бы он не купил «Уралмаш» и не создал «Урал», не перестроил стадион, футбола в Екатеринбурге не было бы. Завод-то перестал работать, молодые бизнесмены из пирамиды «Русский дом Селенга» всех игроков распродали, команда была никому не нужна…

И сам Федотов об Иванове отзывается с уважением:

— Человек, который самозабвенно любит футбол. Огромная ему благодарность, что подхватил «Урал» в те нелегкие времена и не дал игре в Екатеринбурге зачахнуть. Единственное — излишне эмоционален и вспыльчив. Но быстро отходит — и через какое-то мгновение он уже снова с тобой, а не против тебя. У нас нормальные, хорошие рабочие отношения.

Шесть лет Федотов проработал тогда еще в клубе первого дивизиона «Урале» помощником Александра Побегалова. И о том, как вообще захотел стать тренером, говорит так:

— Тренерская работа мне всегда нравилась. Давно для этого созрел и другого не представлял. Что-то записывал, что-то читал. А дальше на меня повлияла встреча с Побегаловым. Она окончательно расставила все приоритеты. Насколько цельный, разносторонний и организованный человек! Глядя на него, я понял, как должен трудиться главный тренер.

Услышав от меня по телефону такой отзыв Федотова о себе, Побегалов растрогался:

— Спасибо, что Володька вспомнил обо мне. Когда я только приступил к работе в «Урале», штаб там был очень сильный. Все ребята местные, свердловские. Валентиныч выделялся очень цепким взглядом, все замечал. В нем угадывались черты будущего главного тренера. И я нисколько не удивился, когда это произошло. Он всегда имел собственный взгляд на все вещи и отстаивал его. При этом деликатно, понимая, что ассистент есть ассистент. Поручал ему любые задания — в первую очередь организацию обороны. Он выполнял их со стопроцентной отдачей.

— А можно поподробнее про цепкий взгляд?

— Главный тренер должен во многих вещах разбираться. По одному взгляду определять, что человек чувствует — игрок, помощник… И я, глядя на Федотова, видел в нем заинтересованность, пытливость, не наблюдал ни грамма безразличия.

Мы формировали общую концепцию, и происходило это следующим образом. Я давал задания — допустим, усиление игры в последние 15 минут. Каждый из трех помощников независимо друг от друга писал свои определяющие пункты. А потом все садились, обсуждали и приходили к единым заключениям. И все, а Валентиныч прежде всего, подмечали важные вещи.

— Федотов сразу после вас стал и. о. главного. Это не вызвало у вас ревность?

— Попрощались по-доброму, по-человечески. Безо всяких недомолвок. Он и не претендовал на то, чтобы быть главным тренером. Григорий Иванов сначала предложил мне поехать в отпуск, отдохнуть, а Валентинычу — на это время меня замещать. Потом он стал и. о. И команда не забуксовала, прибавила. Мы часто созваниваемся, у нас добрые отношения, он порядочный человек. Не стесняется и совета иногда спросить. А теперь уже и я у него совета спрашиваю.

— Его через десять туров после утверждения главным тренером убрали из «Урала». Как это было?

— Деталей не знаю. «Урал» — специфический клуб. Григорий Викторович — максималист, у него предельно высокая требовательность. Но нет худа без добра. Валентиныч получил возможность работать в других городах и условиях. Пусть они иногда были даже хуже, но это его закалило.

Первым продложительным пунктом этой закалки стала вторая лига и Новокузнецк. Город знаменитых хоккеистов — обладателя «Везина Трофи» Сергея Бобровского, победителя Кубка Стэнли Дмитрия Орлова и олимпийского чемпиона Ивана Телегина, но никак не футбольных звезд.

Нищие герои из Новокузнецка

Федотов вспоминает:

— Когда только приехал, к футболу там относились очень скептически. На каждом шагу говорили: «Да это хоккейный город. Не будет болельщиков, тут по 500 человек на матчи ходит и больше ходить не будет». Ну, думаю, посмотрим.

Новый штаб «Металлурга-Кузбасс» создал, как выражается тренер, благожелательный фон вокруг команды, и на первый матч из любопытства пришли четыре тысячи. Команда хорошо стартовала, после чего меньше пяти тысяч, по свидетельству Федотова, на стадионе не собиралось. А когда на кубковый матч приехал «Амкар» — случился самый массовый сбор новокузнецкого народа на футболе за двадцать лет. Перед тем федотовская команда прошла четырех соперников по Кубку России из Кемерова, Барнаула, Омска и Челябинска. С Пермью все же не устояла — 0:1.

— Был фурор, и оказалось, что футбол в этом городе может не уступать хоккею по интересу болельщиков, — говорит тренер. — Это был бальзам на душу, как и результаты нашей работы.

Почему народ в Кузне стал ходить на футбол, объясняет и вот какая история. С разрешения Федотова в раздевалку перед игрой и в перерыве пустили клубного оператора с камерой, записали установку и слова в перерыве. А потом все это показали по ТВ, и это обсуждали даже, как теперь принято говорить, на федеральном уровне.

— Да, это был первый такой опыт в стране. Уже годы спустя, когда я учился на категорию Pro, мне говорили: «Это слишком, раздевалка — это святое». Но сейчас мир открывается, и болельщики хотят знать о команде больше.

— А кто говорил, что святое? Андрей Лексаков?

— Нет, он как раз был в этом отношении доброжелателен. Но были люди. Запись показали и на городских, и на федеральных каналах. Потом звонили, просили расшифровать, что значит на футбольном сленге та или иная фраза. Мне говорили: «Всех поразило, что за эти десять минут перерыва вы ни разу не сказали слова матом». А я считаю, что в отношениях с ребятами в этом нет необходимости!

— Пару лет назад читал ваше большое тактическое интервью Александру Дорскому и понял, что от коллег у вас секретов, правда, нет. Это была революция, и только после вас подобные интервью стали давать и другие российские специалисты.

— Сегодня тактика одна, завтра будет другая. Повторяю: мир открывается. И такие видео, и такие интервью, с одной стороны, популяризируют игру в целом, а с другой, вызывают интерес к клубу. Мы объясняем болельщикам путь развития команды, то, как постепенно добавляем ее игре новых красок. Наделяем, например, того или игрока дополнительными функциями, которые он способен «переварить».

— И вы не боитесь, что кто-то все это прочитает, и вас раскусят?

— Все тренеры — разные люди. Что-то взять и скопировать невозможно. Мы же смотрим ту же Англию — один делает так, другой эдак. Убежден: если мы будем мыслить этими стереотипами, то ничего не добьемся. В своей работе опираемся на то, что есть своя группа футболистов, у каждого из которых свои возможности. Отталкиваться надо от них, а не от того, как Клопп строит работу с игроками «Ливерпуля» или Моуринью — «Тоттенхэма». Кальку не снимешь.

— Но есть для вас сейчас в Европе образцы, ориентиры?

— Этот список огромен! В той же серии В найдем, на кого посмотреть и кому по-доброму позавидовать по части интереснейшей работы и мыслей. Да и в нашей ФНЛ есть очень хорошо тактически организованные команды. Мы, безусловно, разбираем свежие идеи и Клоппа, и Гвардьолы, и Моуринью, и других, смотрим, способны ли применить те тактические ходы, к которым готовы их игроки. За всеми мировыми тенденциями следим и пытаемся им следовать. Но в рамках нашей команды.

— Например?

— Когда в «Сочи» были Мостовой и Кокорин, быстрые парни — это одна команда. Когда мы их лишились, то поняли, что в прежний футбол играть не сможем. Ни в плане прессинга, ни в плане быстрых переходов в атаку. Причем на постановку нового футбола у нас не было межсезонья — из-за отсутствия летней паузы и из-за того, что команда болела. Потеряв людей, приносивших результат, важно заменить их кем-то подобным. Но не всегда это получается.

Федотов простыми словами объяснил фактически неразрешимую задачу, которая перед ним стояла. Но он с ней справится…

…В Новокузнецк Федотов приехал в переходный сезон-2011/12, и, по его словам, достаточно сильная до того зона второго дивизиона «Сибирь — Дальний Восток» жила в прежнем виде последний год. Вскоре по ней наотмашь ударил переход на систему «осень-весна». Но тогда еще эффекта этого перехода до конца ощутить не успели, было полно сильных по этим меркам команд. Тем не менее он вывел команду в ФНЛ и получил приз лучшему тренеру дивизиона. Проблем не было, финансировали клуб стабильно.

А на следующий год в ФНЛ начались проблемы с деньгами. Глобальные и, как позже выяснилось, неразрешимые.

— Первая лига ознаменовалась полным бардаком, — вспоминает Федотов. — Начались долги, и весь год мы одновременно играли в футбол и воевали с местными властями. С кем можно и с кем нельзя. Отработали сезон в абсолютном безденежье и при этом сумели сохранить прописку в первой лиге. Это был колоссальный опыт. Казалось бы, у игроков в таких обстоятельствах не может быть ни желания, ни эмоций. И вывести ребят на эту искру дорогого стоило. Парни откликнулись. У нас была команда.

От семейственности многое зависит. И эти обстоятельства — чем хуже, тем лучше — очень хорошо работали. Ребята не сдавались и выполнили задачу. Многие со стороны предлагали все бросить, пока не поздно, уйти. Но мы выбрали тот путь, который прошли с «Металлургом-Кузбасс» до конца. И гордимся этим.

Низкий поклон тому составу, который нам поверил и прошел весь этот путь. Один мудрый человек сказал мне хорошую фразу. Мы были разбиты той ситуацией, когда вас изо дня в день кидают, и услышали от него: «Не переживайте. Честно заработанные деньги — они всегда возвращаются. Не здесь, так в другом месте».

Они несли свой крест до конца. Мы договорились: выходим на зеленый газончик, и у нас — только футбол. Если не можешь, нет настроения — не выходи, никто слова не скажет. Но к такому футболисты прибегли один или два раза. Я говорил: «Не вопрос». Однако если ты уже вышел — рубись до конца. И они рубились.

Этот монолог о сложнейшем новокузнецком периоде Владимир Валентинович произносил чуть ли не с большим воодушевлением, чем говорил о своей работе в РПЛ. Словно все переживал заново и еще раз гордился теми железными парнями. Почему-то уверен, что с подавляющим их большинством он по-прежнему на связи.

Помните, ровно то же самое было, когда Федотов сам был игроком — в «Уралмаше»? Тот опыт в Новокузнецке ему явно помог. И он доказал себе способность построить такую же атмосферу уже не как капитан, а как главный тренер.

Чем закончилась история в Новокузнецке? Да тем же, чем обычно в периферийных бюджетных клубах.

— Мы не получили ни копейки, нам остались кругом должны, — говорит Федотов. — Кто-то подписывал бумаги, соглашался на 50 процентов, на 25. Но у меня закончился контракт, и я уже в этом не участвовал. Два раза быть обманутым совсем не хотелось. И оказался прав. Команда рухнула, закрылась, ее юридическое лицо переделали и никаких долгов никому не вернули.

Можно представить, насколько выхолощенным после такой борьбы чувствовал себя тренер. Но мне непонятно другое — почему о нем после такой работы забыли, отчего не позвали в другой клуб. ФНЛ все-таки не вторая лига, она более-менее на виду.

И так парадоксально вышло, что с этого момента Федотов больше года не работал вообще, а четыре года не получал места главного тренера в профессиональном футболе. Может, ключ к разгадке — брошенная им вскользь фраза про то, что воевали не только с кем можно, но и с кем нельзя?..

Когда-нибудь, наверное, узнаем. А поддержало Владимира во времена безработицы (причем после Новокузнецка, за который тоже не заплатили!) грамотное вложение в недвижимость, сделанное, когда он еще играл. Деньги от аренды и были главным средством существования.

«В Оренбурге анализировали «Лестер». И кое-что использовали в игре». Вторая часть истории Владимира Федотова

Владимир Федотов. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

От первенства области до помощника в «Оренбурге»

Когда я спросил Федотова, ждет ли он, что в концовке того маршрута, по которому он пошел, — Оренбург — Сочи — маячит Санкт-Петербург, и стоит ли вообще перед ним такая цель, меньше всего мог предполагать, куда вильнет вираж его ответа.

А свернул он в реальность, совершенно не сочетаемую с «Зенитом». При этом она была в его жизни всего пять лет назад.

— Цель — хорошо делать дело на том участке, где ты находишься сейчас. Приехав из Новокузнецка домой и проведя некоторое время без работы, я получил приглашение от товарища поработать в первенстве Свердловской области, в команде «Синара» из Каменск-Уральского. Приехал, посмотрел…

Если есть любовь к футболу и желание работать, то без разницы, где целиком отдаваться процессу — в «Синаре» или в «Зените». В Каменск-Уральском тоже нужно себя проявлять. Те полгода и запомнились, потому что пахал так же, как в других местах. И было очень приятно видеть результат.

Приехали, провели тестирование, элементарно измерили игрокам давление. У молодых парней, которые там играли, было такое отношение — сегодня потренировались, завтра отдохнули. Это же областное первенство. Но мы организовали систематизированный тренировочный процесс — и парни затравились. Через месяц-полтора привели себя в форму, им понравилось то, что мы делаем.

И с тех пор клуб развивается по той инерции, которую мы задали. Многие ребята давно сошли бы под откос, а они в коллективе и продолжают традиции. Теперь это единственная команда в области, которая постоянно и серьезно тренируется. Более того, футбольный клуб развивается так, как он должен жить вне зависимости от статуса. Восемь возрастов, все тренеры получают зарплату. Играют почти только местные, а пара приезжих там уже по десять лет и тоже стали местными. Приятно взглянуть.

Приятно-то приятно, но по состоянию на середину 2015 года карьера Федотова находилась в неутешительной фазе. Если взглянуть на динамику, то сначала была недолгая, но работа главным в первом дивизионе, затем — во втором, далее — больше года без работы и полгода в чемпионате области.

Трудновато тогда было предположить, что этот человек через пять лет будет возглавлять команду №4 в России после 19 из 30 туров чемпионата премьер-лиги.

Как и спустя два года, которые Федотов отработал в «Оренбурге» помощником Роберта Евдокимова.

Обсуждаем необычную историю карьеры Владимира Валентиновича с Мирославом Ромащенко. Удивляюсь, например, что окончательно главным тренером Федотов стал в районе 50-летнего юбилея. Ассистент Станислава Черчесова копает вглубь:

— А он и был главным, пока Евдокимов его в помощники не взял. Где-то что-то не получилось, и ему как главному тренеру нужна была пауза. Сложилось так, что была возможность посмотреть на свою предыдущую карьеру со стороны. Пауза иногда бывает очень важной — чтобы что-то переосмыслить. Володя — человек рассудительный и спокойный, склонный к анализу. Не сомневаюсь, что за это время он во многом разобрался. Такой период часто уводит человека от заблуждений и создает базу для последующего скачка.

Спрашиваю Федотова, когда жизнь свела его с Евдокимовым и что он у него почерпнул. Выясняется, что были знакомы давно, а близость взглядов оценили во время совместного обучения в ВШТ, начиная с категории «В».

А насчет того, что почерпнул, — следует длинный список. Организация и дисциплина. Скрупулезное отношение к деталям всех сфер жизни команды — сборов, тренировочного процесса, восстановления, тщательного разбора занятий своей команды и досконального разбора игр соперников.

— Все службы «Оренбурга» работали как часы! — восклицает Федотов. А по поводу аналитической работы уточняет:

— Для анализа часто брали не только свои матчи или следующего соперника, а любую команду мира. Например, «Лестер», который на тот момент сенсационно лидировал в АПЛ. Было интересно самим убедиться, заслуженно ли это лидерство; на каких компонентах команда строит игру как в обороне, так и в атаке. Проводили анализ и не только убеждались в заслуженности первого места, но и многое для себя черпали. Более того, какие-то наработки использовали и в своей игре.

После такого рассказа неудивительно, что в первый же сезон совместной работы тандем Евдокимов — Федотов впервые вывел «Оренбург» в РПЛ, а сейчас Евдокимов ведет «Нижний Новгород» по тому же маршруту.

Спрашиваю многолетнего капитана, а теперь спортивного директора «Оренбурга» Дмитрия Андреева, к тренерам какого типа он отнес бы Федотова — демократов или диктаторов.

— Все познается в сравнении. Евдокимов — тренер харизматичный. Да, у него есть штаб, может, он к нему прислушивается, но его решение — жесткое и волевое. Все помощники находятся за его спиной. При Евдокимове был диктат жесточайший, и на его фоне Валентиныч гораздо демократичнее. Но по сравнению с Кецбаей, которого и сменил Федотов как главный тренер, он достаточно жесткий.

При Евдокимове Федотов распробовал, что такое смотреть матчи сверху, по-бесковски. Ему понравилось — картина игры как на ладони. Пройдет несколько лет, и, будучи дисквалифицированным на три матча, главный тренер «Сочи» будет вынужден наблюдать из ложи прессы «Фишта» игры со «Спартаком» и «Динамо». Обе они пройдут по одному сценарию — тяжелый первый тайм со счетом 0:0 и некоторым преимуществом соперника, но сразу после перерыва — резкий переворот в игре, инициатива, голы и итоговая победа сочинцев. Я не мог не связать это с просмотром главного тренера игры сверху. Спрашиваю Федотова:

— Все три матча, которые вы наблюдали с трибуны, «Сочи» выиграл, причем всухую. Вы явно видели больше и корректировали игру точнее, чем с бровки. Не возникало желания и дальше смотреть футбол оттуда, как когда-то Бесков?

Тренер ответил подробно и откровенно.

— К этому надо привыкнуть. Потому что сидеть не могу. Подбрасывает с места! Мне нужно движение, чтобы бороться со стрессом. Ведь все, что происходит с тренером во время матча, — это и есть борьба со стрессом. Кто-то сидит, кто-то раскачивается, как Лобановский или Слуцкий. А я не могу не двигаться. И когда с верхнего яруса трибуны, вскочив, делаю выкрики, подсказки, то прекрасно понимаю, что никто меня не услышит. Просто это помогает мне сбросить напряжение.

Если нахожусь на скамейке, то прихожу в раздевалку спокойный. А спускаясь отсюда, даже после побед, возбужден, и это не проходит еще очень долго. Это тип темперамента — посмотрите на того же Симеоне, который как тигр в клетке мечется.

— Но согласны, что сверху рисунок игры виден намного лучше, и для тренера это важно?

— Конечно. С тем же «Спартаком» было несколько неправильных перестроений в обороне, и сверху они были хорошо видны. В перерыве мы подчеркнули, что необходимо играть в футбол, отбиваться у нас не получится; поправили ситуацию с этими перестроениями — и все стало гораздо проще.

Я и в Оренбурге это понимал. Когда ты находишься рядышком — больше живешь эмоциями. Да, пытаешься анализировать, но можешь охватить лишь небольшой участок поля — тот, где мяч. Все остальное не видишь. А оттуда все как на ладони, видны все перестроения, и дать дельный совет становится гораздо проще.

Когда, послушав рассказ Федотова и посмотрев два матча в ложе прессы недалеко от него, я в разговоре с Ромащенко провожу логическую цепочку между двумя подряд переворотами в играх «Сочи» и просмотром главным тренером этих игр с трибуны, собеседник соглашается: есть, мол, в этом здравое зерно. Но ведь сейчас дисквалификация завершится, и наверняка Владимир Валентинович снова выйдет к бровке, чтобы снимать стресс в движении. Может, хотя бы чередовать?..

…С Евдокимовым в дебютном сезоне в РПЛ «Оренбург» занял 13-е место, опередив сразу три команды и набрав равное количество очков еще с двумя. И ухитрился вылететь в переходных матчах, проиграв «СКА-Хабаровск» в серии пенальти после двух нулевых ничьих. После чего весь штаб отправили в отставку.

— Мы ушли все вместе, — говорит Федотов. — Роберт пригласил меня помощником, отработали два года. Огромная ему благодарность, что дал мне выход из того состояния, в котором я находился, занимаясь областным футболом. Год в ФНЛ и год в премьер-лиге с ним — это был великолепный опыт. Считаю, что для отставки не было никаких оснований. Команда в сезоне смотрелась очень достойно, и забей мы пенальти с игры в матче с Хабаровском… Было очень обидно.

Но вот как складывается судьба — то, что в начале июня 2017 года казалось Федотову трагедией, через пару месяцев оказалось для него прорывом.

— В августе Валерий Оганесян, знакомый мне по работе в Екатеринбурге и ставший президентом московского «Арарата», пригласил помочь в организации работы с игроками обороны. Но я провел лишь одну тренировку, и тут поступило предложение возглавить «Оренбург».

Об «Арарате», естественно, больше не могло быть и речи. Президент «Оренбурга» Владимир Кияев позвал Федотова на смену не сумевшему вписаться в российскую реальность грузину Темури Кецбае. К этому моменту команда шла аж на 13-м месте в ФНЛ.

«В Оренбурге анализировали «Лестер». И кое-что использовали в игре». Вторая часть истории Владимира Федотова

Владимир Федотов (справа) и бывший главный «Спартака» Массимо Каррера. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

«В Оренбурге анализировали «Лестер». И кое-что использовали в игре». Вторая часть истории Владимира Федотова

Шаг назад перед двумя вперед. Рабинер — об уходе Евсеева из «Уфы»

Взлет в «Оренбурге»

Капитан того «Оренбурга» Дмитрий Андреев рассказывает:

— Валентиныч вернулся в команду в очень сложное время. И, как герой, затащил нас в премьер-лигу, причем с первого места. Сложно ли было переключить внутри себя восприятие Федотова как второго тренера на главного? Нет, ни для меня, ни, думаю, для других пацанов такой проблемы не было. Он пришел в такой момент, что об этом просто не было времени думать. Нам нужен был человек, который знал команду, и Валентиныч был именно таким. Он вернулся, и мы объединились. Надо было включаться и решать задачу.

При Геннадиче, Евдокимове, мы играли в системный футбол, все знали, кто куда бежит и кому отдает. У Кецбаи был немного другой подход — больше ситуативный. Может, европейский. Но мы были к этому просто не готовы. Проблема была также в том, что на подготовку к новому чемпионату был всего месяц, мы же еще не могли отойти от шока после вылета. А тут еще и новый тренер с совершенно другой концепцией. На перестройку команды нужно время, которого у нас не было. Нужно было возвращаться в премьер-лигу. Когда приехал Валентиныч, все встало на свои места.

Этот рассказ Андреева очень показателен с точки зрения того, как важно для руководителей клубов сохранять стилевую преемственность в поиске тренеров, не ломать наотмашь, а корректировать. Сам Федотов слово в слово говорит:

— Что помогло — знание футболистов. В этом плане руководство сделало правильный ход. Я знал их досконально и понимал, на что надо опереться, у кого какие качества. И была уверенность, притом что положение было непростое. От нас мало что зависело. Даже набирай мы регулярно очки, если бы то же в том же темпе делали конкуренты — «Енисей» и «Крылья Советов» — ничего бы нам не помогло. В какой-то момент отставание составляло 11 очков.

Когда я прошу Александра Побегалова оценить тренерское творчество Федотова в пору самостоятельной работы, человек, вдохновивший его на занятия этим делом, говорит:

— В первые годы был несколько суховат. В том смысле, что организация игры шла с акцентом на закрытость, на надежную систему игры в обороне. В «Оренбурге», по крайней мере, было так. В «Сочи» исполнительское мастерство игроков выше, поэтому игра его команды стала гораздо более сбалансированной.

Сам Федотов с этим согласен не вполне:

— Как я уже говорил, турнирное положение было достаточно напряженным, в связи с чем мы должны были быть очень надежны. Но не соглашусь, что мы играли в оборонительный футбол. В прагматичный — да. Но у нас в ФНЛ была лучшая разница мячей (у «Крыльев» она все же была на один мяч лучше. — Прим. И.Р.).

А дальше, в РПЛ, многие игроки впервые оказались на таком уровне. Естественно, мы должны были от чего-то оттолкнуться. Нас никто не понял бы, если бы нам грузили полную кошелку, и при этом потом говорили бы: «Как красиво они играли! Какой у них комбинационный атакующий футбол!» Как в тот день 93 года, когда мы проиграли «Спартаку» 2:8…

Выйдя в тот год в премьер-лигу, «Оренбург» словно не заметил, что поднялся на уровень выше. И следующий чемпионат, в РПЛ, обыграв в последнем туре «Спартак» 2:0, ошеломляюще закончил седьмым! Это был первый год Федотова как главного тренера в премьер-лиге. И он включил в себя еще победу 3:2 в гостях над ЦСКА, домашние 1:0 с серебряным призером «Локомотивом», две ничьи с бронзовым «Краснодаром», две победы с общим счетом 4:0 над карпинским «Ростовом»…

Капитан той команды Дмитрий Андреев, когда я спрашиваю о его отношении к Федотову, сразу вспоминает о том седьмом месте:

— Это был лучший показатель в истории клуба — причем сразу после выхода из ФНЛ! Именно с Валентинычем мы совершили прорыв. Для меня это было… даже не знаю, какой эпитет подобрать. Я мечтал закончить на мажорной ноте. Так и получилось. Поэтому в душе осталось много позитива.

Для любого футболиста важно, ставит ли его тренер в состав. Я играю — он для меня классный, сижу — плохой. Но это мое личное видение, а он как главный тренер, человек, который несет ответственность за результат, видит больше. Не будет же он сам себя зарывать. Главный показатель — это результат. Так как он был — значит, Валентиныч все делал правильно.

Корни же самого взлета «Оренбурга» в РПЛ Андреев находит такие:

— Костяк команды у нас сформировался в ФНЛ, мы точечно усилились классными футболистами. Большая группа проходила печальный опыт вылета и играла в РПЛ. Ментально по сравнению с тем сезоном мы уже были другие. Когда выходили при Евдокимове, нам понадобился круг, чтобы понять, что здесь тоже можно играть и тут такие же люди, как и мы.

Во второй раз мы уже понимали, что ничего невозможного в РПЛ нет. Придерживались требований Валентиныча, и сразу же начал приходить результат (в первых пяти турах — три победы и одна ничья. — Прим. И.Р.). Во второй части чемпионата, когда уже по накатанной шло, возникло ощущение — есть баланс, все получается. Как-то легко тот сезон прошел, и место неплохое было.

Причем Федотов абсолютно не согласен, что оно было достигнуто с помощью «автобуса»:

— Так говорят только те, кто не следил за нашей командой и мыслит стереотипами. Мы забили в том сезоне 39 мячей в 30 матчах, были по этому показателю на шестом месте в лиге. А на выезде больше нас забил только «Краснодар». Какой еще «автобус»!

Вспомнить хотя бы 3:2 с ЦСКА, когда мы переиграли армейцев именно в футбол. Естественно, владение было на их стороне, но все остальное — на нашей. В начале сезона, конечно, нужно было адаптироваться к лиге, но нам это удалось достаточно быстро. Ближе ко второй части сезона мы уже встроили в игру новых футболистов и гораздо увереннее почувствовали себя в позиционной атаке, появилась сыгранность.

Но я никогда не концентрируюсь только на доукомплектовании. Да, усиливаться хочется, это нужно любой команде. Но мне очень нравится приходить в коллектив и улучшать игру тех футболистов, которые есть. Это один из главных элементов развития команды. Изучение игрока происходит уже на месте, и тут важнейший момент — беседа. Порой оказывается, что его переделать невозможно. Но таких меньшинство.

— Реми Кабелла из «Краснодара» сказал, что футбол в России гораздо более оборонительный и тактический, чем во Франции. Почему так получается и что с этим делать?

— В тактике не вижу никаких проблем. Беда в том, что у нас сейчас мало ярких игроков атакующего плана. В свое время в нашем чемпионате играли Халк, Это’О, Промес, Вагнер Лав. С тех пор по разным причинам произошел отток таких игроков, который привел к временному спаду уровня футбола.

Есть и еще одна проблема. Всем нужен результат, а когда в лиге 16 команд, из которых две вылетают, а две играют в стыках — это тоже накладывает отпечаток. Каждый матч как последний, команды из нижней восьмерки все время находятся у черты.

— То есть, по-вашему, был бы более смелый футбол, если бы не было стыковых игр? А как же отсутствие болота, острая конкуренция за выживание?

— Может, поможет другая система розыгрыша. Или расширение лиги. Мы ссылаемся на то, что у наших клубов нет хорошего финансирования. Но ведь есть молодые футболисты, которые могут составить костяк нескольких команд за небольшие зарплаты. Если мы хотим большего числа кандидатов в сборную, то есть как раз эта молодежь, которой в топ-клубах не хватает игровой практики.

— Нужен ли лимит на легионеров? И если да, то в каком формате?

— Вообще лимит — зло. И не зря в свое время Виллаш-Боаш, когда его надумали ужесточать, сказал: «Это будет провал». Но тут надо взвесить все плюсы и минусы. С одной стороны, за счет него высвобождаются места для молодых парней. С другой — идет неоправданный рост цен на российских футболистов. И их менталитет: «Туда не пойду, лучше здесь на лавочке посижу». Это плохая тенденция. Но у нас страна так устроена. Нетерпеливые мы, слишком шарахаемся из стороны в сторону.

Надо провести пофамильный анализ, сделать столбики плюсов и минусов. Где мы были в момент введения лимита в том или ином формате и куда пришли. И как именно он сказался на появлении и росте молодежи. Молодые футболисты — это не грибы, которые за ночь выросли, ты за ними сходил, собрал и продал. Их одним лимитом не разовьешь. Их надо правильно воспитывать — и лимит, может, облегчит им дорогу. Но его одного точно недостаточно.

— Сейчас идет повальное увлечение xG и другой продвинутой статистикой. Какое значение вы этому инструменту придаете? Вы же — не лэптоп-тренер и, по-моему, отлично понимаете, что футбол — не математика, а игра живых людей.

— На сто процентов с вами согласен. Продвинутая статистика — это важно. Но далеко не все. Как повлиять на происходящее во время игры, когда полный стадион? Не зря сейчас некоторые тренеры пишут записки, чтобы команда перестроила схему. Иной раз мы просили центральных защитников об элементарной вещи — поменяться местами. Но они в игре смотрят на тебя коровьими глазами и ничего понять не могут. И ты уже через крайнего передаешь: «Скажи им, чтобы поменялись». Сам записки пока не использую. Сегодняшняя ситуация все-таки позволяет докричаться.

— Недавно ушел в ЦСКА аналитик Евгений Шевелев, который работал с вами и в «Оренбурге», и в «Сочи». Большая потеря?

— Каждый хочет развиваться. Наверное, сама контрактная система у аналитиков составлена таким образом, что мы не можем на этот процесс повлиять. У них — обычное трудовое соглашение. Написал заявление, две недели отработал и свободен. Это посыл для смены места на то, где у тебя будут лучшие условия. Расстались с Шевелевым нормально. Но свято место пусто не бывает. У нас уже был Александр Веряскин, который с удовольствием заполнил его нишу.

Когда я спрашиваю Мирослава Ромащенко, насколько, на его взгляд, велика заслуга Федотова в подъеме «Сочи» за год с последнего места на четвертое, он говорит:

— Мое личное мнение — роль тренера в любом случае велика. В начале этого года виделись и общались на сборах в Турции. Мне кажется, Федотову очень помогает то, что ему удалось сделать в Оренбурге. Тот каркас, на котором он построил там команду. Он увидел, что направление, которое он взял, — верное. И перенес его в «Сочи».

— В чем оно заключается?

— В организации командных действий как в атаке, так и в обороне. Он молодец, со своим штабом работает уверенно. А эта стопроцентная уверенность в глазах игроков — как раз то, что нужно. Они поверили в него. И, как следствие, — результат. То, что было в «Оренбурге», дает ему силу. Федотов все время добавляет новое в тактическом плане и в тренировочном процессе. Вчерашним днем не живет. Багаж пополняет ежедневно и переносит его в текущую работу.

Теорию Ромащенко, что модель построения команды, сработавшую в Оренбурге, Федотов перенес в Сочи, сам Владимир Валентинович поддерживает. Но уточняет:

— Но речь не только об Оренбурге. Эта же система сработала и во второй лиге, в Новокузнецке. Просто на другом уровне.

Окончание — завтра:

— Как Федотов «прокачивал» Сутормина с Деспотовичем и почему не захотел взять последнего в «Сочи»;

— Как в «Оренбурге» его хотел выдавить из команды агент Марко Трабукки;

— Обиделись ли футболисты «Оренбурга» на него за уход в «Сочи» посреди сезона;

— Готов ли он к возвращению Кокорина из «Спартака»;

— Есть ли ему за что испытывать угрызения совести после 10:1 с юношами «Ростова»;

— За что Федотов извинился перед Сергеем Карасевым.

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь