Домой Спорт «В КХЛ упало качество хоккея». Острое интервью президента ЦСКА Игоря Есмантовича

«В КХЛ упало качество хоккея». Острое интервью президента ЦСКА Игоря Есмантовича

83
0

«В КХЛ упало качество хоккея». Острое интервью президента ЦСКА Игоря Есмантовича

«В КХЛ упало качество хоккея». Острое интервью президента ЦСКА Игоря Есмантовича

«В КХЛ упало качество хоккея». Острое интервью президента ЦСКА Игоря Есмантовича

«В КХЛ упало качество хоккея». Острое интервью президента ЦСКА Игоря Есмантовича

25 апреля 2019 года. Игорь Есмантович с Кубком Гагарина в редакции «СЭ». Фото Федор Успенский, "СЭ"

Президент ЦСКА рассказал о своем отношении к потолку зарплат, рисках при подписании игроков из Северной Америки и трансферной политике лидера нынешнего сезона КХЛ и действующего обладателя Кубка Гагарина.

Почему им можно воровать у нас хоккеистов?

— Игорь Вячеславович, ЦСКА превысил потолок зарплат?

— Нет, конечно. Уверяю вас, все нормально. Есть база — никто никому не позволит выскочить за потолок.

— У московского «Динамо» появились вопросы: мол, существуют методы обхода потолка. Недавно открыли горячую линию КХЛ. Не просто так все это происходит.

— У нас некоторые хоккеисты упали в зарплате в три раза. Просто не хочется публично называть их фамилии и насколько меньше они получают, чем раньше. Но еще раз с полной ответственностью говорю: потолок зарплат ЦСКА не нарушает и никаких ходов не предпринимает. Во-первых, это не нужно. Во-вторых, сейчас век технологий и быстрой передачи информации. Любое нарушение легко выявить.

— Вы говорили, что хотели бы большую сумму для потолка (она составляет 900 млн рублей. — Прим. «СЭ»). Сейчас придерживаетесь этого же мнения?

— Я придерживаюсь мнения, что на все финансовые инструменты, касающиеся клубов лиги и всего бизнес-сообщества страны, существуют экономические обоснования. Поэтому, когда потолок обсуждался, создавали рабочие группы, и все дискутировали. Но, в конце концов, у каждого клуба свое мнение. Одни скажут: «Давайте 400 миллионов». Другие: «А давайте 2 миллиарда». Ситуация неуязвима.

Когда получилась цифра 900 миллионов, мы запросили лигу предоставить экономическое обоснование. В свое время выводились звезды, потом имелись разного рода экономические рычаги. В итоге мы экономический документ от лиги не увидели. У нас же такой документ был, где мы могли бы с финансовой точки зрения, учитывая развитие КХЛ, обосновать потолок в районе 1,3 миллиарда рублей. Грамотный документ, составленный ответственными работниками. А вот почему 900? Потому что. Нет экономического обоснования.

— Лига говорила, что проводила аудит, поэтому и пришла к такой сумме.

— Никакого аудита по лиге по сравнению с Европой и НХЛ я не видел априори. Да и кто нам его предоставит? Для чего КХЛ сама решает эти вопросы и выставляет цифры на совет директоров? Делайте выводы сами.

— Мы смотрим на игру ЦСКА и понимаем, что вам потолок никак не помешал. За командой приятно наблюдать.

— В целом в лиге при нынешнем потолке зарплат упало качество хоккея.

— На что бы вы потратили 400 миллионов?

— Во-первых, я не только выдвигал вопрос, связанный с увеличением потолка. Рекомендовал и выносил на рассмотрение, чтобы клубы могли заявить шестого иностранца. Имею в виду пять хоккеистов и вратаря. Предлагал, чтобы в потолок зарплат не попадал иностранец в возрасте до 21 года. Моя концепция такая — почему им можно воровать у нас хоккеистов, а нам нельзя? Дайте нам шанс, мы попытаемся им что-то противопоставить. Но такое удовольствие лига рассматривать не стала. Решает же КХЛ — клубы только предлагают.

На что бы потратил? Приглашал бы более качественных иностранцев. Сегодня с потолком в 900 миллионов я этого сделать не могу. Болельщику нужны голы, интересные матчи. А кто это осуществляет? Конечно, хоккеисты. Поэтому в этой ситуации у меня были определенные сложности с точки зрения сохранения некоторых игроков: Калинина, Вея, Секача и других, которым предложили снизить зарплату. Естественно, они на это не пошли, и клубу пришлось с этим разбираться.

«В КХЛ упало качество хоккея». Острое интервью президента ЦСКА Игоря Есмантовича

Игорь Есмантович. Фото Владимир Беззубов, photo.khl.ru

Сейчас Голдобин не игрок топ-6

— Вы не оставили Толчинского, но дали 50 миллионов Голдобину.

— Голдобину я дал не 50 миллионов, а меньше. Толчинского мы не оставили по другой причине. Он просил, на наш взгляд, завышенные деньги по рынку. Мы тоже смотрим, кого куда ставить, как формировать звенья. Пошло у Толчинского в Омске — хорошо. А у Шумакова в этом сезоне не пошло. Наверное, тоже хорошо — он перешел в «Автомобилист».

А Голдобин… Поймите, существуют определенные риски, когда возвращаешь ребят из Северной Америки. Мы видим только статистику, а не то, как люди тренируются, как проводят свободное время. Летать и просматривать матчи в Америке — своеобразный тест, который ты можешь завалить. Были определенные риски, сейчас мы их сняли.

— Когда из Северной Америки возвращались, например, Толчинский и Слепышев, вы терпели и ждали, пока они адаптируются к КХЛ. Почему не стали терпеть с Голдобиным?

— Терпели — не совсем корректное слово по отношению к профессиональному хоккеисту. Мы готовим игрока на тот уровень, который будет давать нужный команде результат. Он бывает разным: черновая работа, большинство, меньшинство. И для этого есть разные хоккеисты, которые могут эту нишу занять. В этой ситуации нам, как вы говорите, пришлось какое-то время ждать нужного результата. Но мы же не просто так расстались с Николаем.

Посмотрели, как он тренируется, какое у него отношение к делу, подходит ли он нашей команде. Посмотрели на игры и предложили ему пойти на понижение зарплаты. Он не согласился. И тогда мы приняли обоюдное решение расстаться. Претензий к Николаю нет. Он профессионал. Он сыграл больше 20 матчей, набрал больше 10 очков. Теперь у него есть и такой бэкграунд. Мы посчитали, что на сегодня он не игрок топ-6. Это не только мое мнение — и тренерского штаба, и тех, кто отвечает за селекционную работу. Серьезное, взвешенное решение.

— Почему бы вам не потратить часть суммы на создание скаутского отдела в Северной Америке, чтобы исключить риски с Голдобиным?

— А как вы исключите риски с Голдобиным?

— В «Ванкувере» у Николая была та же самая проблема. С системным тренером, который требует играть всем в обороне, ему было тяжело. Поэтому он и уехал от него.

— А сколько очков Голдобин набрал в фарм-клубе перед приездом в ЦСКА?

— Около 50.

— Значит, он умеет набирать очки? Поэтому мы дали ему шанс, чтобы он это делал в каждом матче. Потому что он принадлежит ЦСКА, его не надо выкупать. Мы дали ему шанс, чтобы он прошел предсезонную подготовку и показал все свои лучшие качества. Вот почему мы взяли Голдобина. У меня уехали Вей, Капризов, Григоренко, Секач, Толчинский, Калинин, которые забили почти 100 голов.

— Вы говорите про очки Голдобина в АХЛ. Но сейчас к вам приезжает Джон Гилмор, у которого показатель полезности «-19».

— Вы смотрели, сколько у Гилмора игрового времени? Он выходит в большинстве, в меньшинстве, в равных составах. Место его команды видели?

— Не риск ли брать хоккеиста без практики?

— Конечно, риск. А что в моей работе, в спорте не риск? Большой результат всегда сопряжен с рисками. Рыков и Саморуков — не риск? Каждый игрок — риск. У меня было сейчас три человека со сломанными руками. Они под броски ложатся, шайба им попадает в пальцы. Слепышев, Голдобин, Сергеев. А если в плей-офф будет три перелома? Как избежать таких рисков?

Мы его просмотрели, собрали информацию. Нам нужен защитник, который может оказаться в нужное время в нужном месте. Любой из иностранцев может получить травму. Когда ЦСКА выиграл Кубок Гагарина, у нас было шесть легионеров. Для нас эта история понятная, мы знаем, как действовать.

— Говорят, что у Никиты Сошникова даже не было варианта выйти на рынок. ЦСКА сразу забрал его и отдал «Салавату Юлаеву» того, кого захотел.

— Объясняю ситуацию. Я лично созвонился с руководителем «Салавата» и сказал, что до меня дошла информация от ребят, что человек недоволен своим игровым временем. Мы попросили — если парень хочет уйти, отпустите. Никита пошел к руководству, переговорил с ребятами и принял решение уйти. Мы созвонились с Уфой, предложили им четверых хоккеистов. Они выбрали, кого хотели, и мы им его отдали.

— Никита тут же подписал контракт с ЦСКА, и все подумали, что в этом и был смысл схемы.

— При юридическом переходе из клуба в клуб сохраняются прежние условия. Чтобы ЦСКА вписался в потолок зарплат этого и следующего сезона — я работаю уже и над следующим, — мы договорились с хоккеистом, что немного изменим его условия в меньшую сторону. Если бы он не пошел нам навстречу, мы бы зарегистрировали старые условия. Исключительно работа менеджмента. Более того, мы предлагали Сошникову более длинный контракт, но пока он согласился на два сезона.

— Другой риск — летнее приглашение Александра Шарыченкова. На рынке никого не было?

— Почему? На рынке было несколько голкиперов. Во-первых, в ЦСКА есть понятный для нас тренер вратарей. Во-вторых, мы проработали ситуацию с Шарыченковым: где он был первым номером, где вторым, где у него получилось, где нет. Посмотрели свою оборону, как мы играем. Согласовали внутри себя, как мы должны действовать, когда играет Шарыченков. С определенной долей риска доверились парню, чтобы он перезагрузил свою карьеру. Для Шарыченкова это отличный шанс. Вы поймите, для ребят, которые приходят к нам, это тоже вызов. У него все переворачивается. Только одно имя ЦСКА накладывает спортивное давление, к которому не каждый сможет адаптироваться в работе.

Вы же начинаете разговор, почему мы не стали ждать Голдобина? У нас Капризов в победном матче с «Авангардом» играл в четвертом звене со Светлаковым и Телегиным. И забил первый гол со вбрасывания, когда мы горели 0:2. ЦСКА никогда никого не ждет. У нас идет серьезная спортивная работа, которая приводит к определенному результату. Мы не та организация, где кого-то будут ждать. Это не метро, где двери могут подождать. У нас все по-другому.

У нас очень четкая структура, понятная стратегия, принятая совместно с нефтегазовой компанией «Роснефть». Поэтому это были обычные риски для любого менеджера, назначенного на мое место. Для этого есть определенные структуры, скауты, тренерский корпус, наблюдательный совет. Мы обсуждаем и риски, и стратегию, детально и взвешенно подходим к каждому вопросу, принятому решению.

«В КХЛ упало качество хоккея». Острое интервью президента ЦСКА Игоря Есмантовича

Сергей Толчинский. Фото Юрий Кузьмин, photo.khl.ru

Толчинского продали за 84 миллиона

— Довольны ли вы достижениями команды?

— Давайте посмотрим, сколько мы за последнее время потратили денег и что выиграли. ЦСКА — действующий обладатель Кубка Гагарина, трехкратный чемпион России, пять раз выигрывал Кубок континента имени Тихонова — и это все новейшая история клуба. В этом году нас снова признали лучшим клубом Европы. С того момента, как мы приобрели Окулова, Шалунова, Нестерова, ЦСКА практически не тратил денег на селекцию. Например, в этом году мы продали Толчинского за 84 миллиона рублей, расстались с Секачем, Калининым и не купили ни одного хоккеиста. Баланс плюс 50 миллионов.

— В ЦСКА остаются все, кто был в аренде из клубов НХЛ?

— У нас есть договоренности со всеми хоккеистами: если они играют в основном составе, то останутся до конца сезона.

— С Афанасьевым тоже?

— Нет, с ним отдельная тема. По нему и Чайке клуб пошел навстречу сборной, чтобы ребята подготовились к молодежному чемпионату мира. Конечно, мы предлагаем ребятам остаться до конца сезона. Но у них есть выбор с точки зрения отъезда.

— Что с Гуськовым? Он тянул с подписанием контракта и в итоге остался без МЧМ.

— Когда была связь с ФХР по поводу молодежной сборной, мы понимали, кому надо дать игровую практику. Приходили агент и отец хоккеиста, мы спокойно поговорили и сказали, что есть лимит на такие услуги по развитию хоккеистов. Мы дали ребятам поиграть, но у нас есть парни 2002, 2003, 2004 годов рождения. Им тоже нужна серьезная практика. По шесть-семь игроков, которые выступают в юношеских сборных. Сказали агенту и отцу, что готовы взять Матвея, но надо полноценно возвращаться. И они вернулись.

— Если бы согласились сразу, то он давно бы играл?

— Безусловно. Мы спим и видим, чтобы ребята в Америку не уезжали. Да и если бы от ФХР был жесткий посыл помочь сборной, мы бы никогда не отказали. Но посмотрите, Матвей уже сыграл в «Красной Армии», «Звезде» и дебютировал в ЦСКА в армейском дерби.

— Заплатили штраф КХЛ за превышение потолка?

— Пока нет.

— Так ЦСКА не должны были допускать к участию.

— Это вопрос не ко мне, а к совету директоров КХЛ.

— Вам нравится, как сейчас играет ЦСКА?

— Мне нравится, что мы вместе собрали команду, которая отлично работает и показывает максимальный результат. Обеспокоенность, конечно, есть. Потому что нет селекционных рычагов управления, когда повально идут травмы. Это было и в прошлом сезоне, когда выбывали Телегин, Андронов. Но все работают, и надеюсь, что результат придет.

— Что изменилось в Шалунове, который проводит отличный сезон по сравнению с прошлым?

— Максим проводит один из лучших своих сезонов. Ушло большое количество лидеров, которые при посредственной игре команды могли делать результат. Сейчас их нет, остались те ребята, которые хотят доказать, что на них можно надеяться. Шалунов — скромный, порядочный парень, но при этом по характеру лидер. Может быть, его подхлестывает ситуация, что он станет неограниченно свободным агентом по окончании сезона. Может, он мечтает попробовать силы в НХЛ.

— Был ли игрок, который вас разочаровал за эти годы? Писали, что Секач просил его обменять.

— Нет, такого не было. Иржи — искренний парень с правильным отношением к команде, хорошо говорит по-русски. Если бы не финансовый вопрос, мы бы его не отдали.

— А отпустили его только из-за денег?

— Да. Мы предлагали ему остаться, но дали чуть меньше, чем «Авангард». Он не согласился. По Секачу же вообще никаких проблем не было. Но сложились обстоятельства, связанные с введением потолка.

— Есть игроки за последнее время, о приглашении которых вы пожалели?

— Таких нет. Кандидатуры всех, кто приходит в ЦСКА, проговариваются мной и главным тренером в формате один на один. Ни один игрок не появился бы в команде без согласия Никитина. У меня с ним профессиональные и до малейших деталей отработанные взаимоотношения. Брать кого-то, чтобы потом разочароваться, — это не про нас. Работа сложная, так как мы работаем не только на клуб, но и на сборную страны. В олимпийский год нам пришлось думать о возвращении наших ребят из Северной Америки. Поэтому приехали Григоренко, Нестеров, Марченко. Остался Сорокин. Восемь армейцев стали победителями Олимпийских игр, золотая шайба — на счету Капризова, в тренерском штабе сборной — Игорь Никитин. Клубная работа и успехи нашей сборной на международном уровне — как эти вещи можно отделить друг от друга?

— Когда оставалась неясность с сезоном НХЛ, были близки к тому, чтобы договориться об аренде с кем-то из ушедших звезд — Капризовым, Сорокиным?

— У нас даже сейчас есть шанс взять любого хоккеиста, поскольку под потолком остались свободные деньги.

— Еще?

— Мы профессионально работаем. Немножко денег есть под потолком зарплат.

— 50 миллионов?

— Нет, меньше. Благодаря тому, что мы сумели договориться с Голдобиным. Если бы пошло дело иначе, то компенсация за расторжение контракта пошла бы в потолок.

— Если бы не пошел на ваши условия?

— Голдобиным плотно интересовался клуб Восточной конференции. Мы с этой командой почти договорились об обмене. Но потом с предложением вышла «Магнитка», и мы пошли навстречу Коле в плане развития. Парень талантливый, пусть у него все получится в новой команде.

«В КХЛ упало качество хоккея». Острое интервью президента ЦСКА Игоря Есмантовича

Игорь Есмантович. Фото Владимир Беззубов, photo.khl.ru

Будет возможность — обязательно делайте прививку от коронавируса

— Раньше вы многих игроков отдавали в скрытую аренду. Сейчас есть такие случаи?

— Назовите хоть одного!

— Шуленин, Воробьев, Ермаков.

— Эти хоккеисты в скрытой аренде у нас никогда не были. На сегодняшний день у ЦСКА нет хоккеистов, которые откуда-то должны вернуться в какой-то момент.

— Исходя из того, что у вас еще есть свободное место под потолком, возможны приобретения до дедлайна?

— Да. Мы постоянно над этим работаем.

— Это не Толчинский?

— Нет, пусть спокойно себе развивается. Вдруг через три года Серега попросится обратно.

— «Звезда» в прошлом сезоне достигла лучшего результата в своей истории — стала обладателем Кубка Шелкового Пути, а сейчас идет в середине таблицы. Есть вопросы к главному тренеру Владимиру Чебатуркину?

— Понятно, почему пока так. Год сложный из-за пандемии. Все идет рваным темпом. То одни ребята болеют, то другие. В этой связи системной работы с полным коллективом было недостаточно. Мы это понимаем. Ушли возрастные ребята, которые могли дать импульс в плане качественной игры. Володя работал и в первой команде. Давно его знаем, и никаких претензий к тренерскому корпусу у нас нет. Терпеливо растим свою молодежь.

— И эта молодежь пополняет другие клубы ВХЛ, поскольку, играя в «Звезде», шанса пробиться наверх не получают.

— Скотников, Мингачев, Афанасьев, Чайка, Гуськов дебютировали в ЦСКА, Голощапов и Ибрагимов привлекаются постоянно, Соркин уже стабильно игрок основы. Мясищев уехал в Уфу.

— В «Торос».

— На момент отъезда он был лучшим защитником ВХЛ. Тут простой вопрос. Хочет ли Уфа его развивать? Когда мы приобретали права на Сергеева, то у «Салавата Юлаева» был выбор, кого взять. Нам сказали, что им нужен только Мясищев и еще один нападающий. Пожалуйста, развивайтесь. Такой шанс есть и в «Звезде». Но уровень Высшей лиге — не самый высокий.

— В следующем сезоне состав сильно поменяется?

— Надеюсь, что нет. Но решение этого вопроса зависит и от самих ребят. Мы предложили новые контракты Окулову, Мамину. Подпишут или уедут? Это ключевые ребята для нас. От них можно отталкиваться, строя селекционную работу. Она и так планомерно идет. Подписаны контракты с Андроновым, Телегиным, Светлаковым, Карнауховым. А если уедут Окулов, Мамин и Шалунов, что нам делать?

— Сергеев останется?

— У него заканчивается контракт. Будем делать ему предложение.

— Вратарская бригада Юханссон — Шарыченков потянет в плей-офф?

— Еще одного вратаря до дедлайна мы не искали. Мы полностью понимаем, в какой форме оба находятся. Для Ларса сезон сложился немного не так, как хотелось. Во-первых, коронавирус. Он из всех ребят болел дольше всех — 21 день не выходил на отрицательный ПЦР-тест. Еще более удивительная ситуация, что все это время он просидел в изоляции без каких-либо симптомов. Потом, когда Юханссон вернулся в строй и решил форсировать форму, то произошел сбой в организме. Надо было дать ему время восстановить мышечный корсет. Сейчас парень только вышел на пик возможностей и, надеюсь, в плей-офф покажет свою лучшую игру.

— Вновь ходят слухи о строительстве новой ледовой арены для ЦСКА.

— Это не слухи. Действительно, это произойдет в ближайшее время. Будет построен новый современный комплекс, включающий многофункциональную арену и ряд других спортивных объектов на территории ЦСКА на Ленинградском проспекте. Этот проект будет реализовывать нефтегазовая компания «Роснефть» совместно с Министерством обороны РФ и правительством Москвы. У нас было много заявок от ветеранов хоккея, игроков, родителей детей нашей хоккейной школе. Тут рядом станция метро «ЦСКА». Это намоленное болельщиками место, где хоккейный клуб ЦСКА прожил большую часть своей жизни. Мы рады, что в ближайшее время у нас появится новый старый дом в таком знаковом месте. Тут будет и музей спортивной славы хоккейной команды ЦСКА.

Также на базе нового спортивного комплекса планируется организовать современную тренировочную базу с двумя катками и малой ареной вместимостью около 2500 человек. Спортивная база хоккейной школы ЦСКА будет оснащена современным инвентарем и оборудованием, позволяющим организовать эффективный учебный и тренировочный процесс.

Министерство обороны РФ, в свою очередь, обеспечит строительство универсального спортивного комплекса, в составе которого предусмотрены два бассейна, зал спортивной гимнастики, акробатически-батутный зал, шесть залов спортивных единоборств и другие объекты. Благодаря строительству новых современных спортивных объектов территория ЦСКА на Ленинградском продолжит оставаться одной из центральных спортивных зон столицы на долгие годы.

— Вы один из первых людей в нашем хоккее, кто сделал прививку от коронавируса. Как ее перенесли?

— Отлично. Бессимптомно — и с первого, и со второго раза. Количество антител было запредельно высоким. Я счастлив, что мне удалось оказаться в числе первых добровольцев в этой ситуации. Ничего страшного. Будет возможность — обязательно делайте.

— Команда перед следующим сезоном пройдет вакцинацию в обязательном порядке?

— Это вопрос личный. Он касается только самого хоккеиста. Но мы постараемся организовать возможность для действия.

КХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь