Домой Спорт «Спартак» — не клуб-олигарх. На Ковальчука у нас денег нет». Тизер юбилейного интервью Алексея Жамнова

«Спартак» — не клуб-олигарх. На Ковальчука у нас денег нет». Тизер юбилейного интервью Алексея Жамнова

188
0

«Спартак» — не клуб-олигарх. На Ковальчука у нас денег нет». Тизер юбилейного интервью Алексея Жамнова

Алексей Жамнов. Фото Александр Федоров, "СЭ"

Тизер большого интервью знаменитого форварда, а сейчас генменеджера «Спартака», которому исполняется 50 лет.

Завтра исполняется 50 лет Алексею Жамнову — великолепному центрфорварду 90-х — 2000-х, обладателю полного комплекта олимпийских медалей — золота Альбервилля-92, серебра Нагано-98, бронзы Солт-Лейк-Сити-92. Воспитанник школы «Динамо», он за время своей 13-летней карьеры в НХЛ занял в составе «Виннипега» третье место в списке бомбардиров сезона-94/95, попал во вторую символическую сборную регулярного чемпионата, а также забросил пять шайб в матче против «Лос-Анджелеса» Уэйна Гретцки. В «Чикаго» он стал первым европейцем — капитаном команды, в «Филадельфии» — дошел до седьмого матча финала конференции Кубка Стэнли.

Сейчас Жамнов — генеральный менеджер «Спартака» и старший тренер сборной России. Обозреватель «СЭ» позвонил ему, чтобы взять к юбилею интервью, и вдруг выяснилось, что главная мировая беда 2020 года не обошла стороной и его.

Вирус, «Динамо» и «Спартак»

— Дома сижу, лечусь от коронавируса, — грустно усмехнулся Жамнов. — Поэтому праздничного настроения пока нет. Когда поправлюсь — наверное, появится. Тогда можно будет встретиться с друзьями и отметить. А пока празднования придется перенести. Пока все проходит нормально, без осложнений. Надеюсь, скоро выздоровлю.

Моя дочь от второго брака заканчивает медицинский институт — и, когда весной началась пандемия, она вызвалась добровольцем в «красную зону», помогала врачам и видела все своими глазами. К счастью, не заразилась — помогли защитные костюмы. Но, если до того я не очень серьезно относился к коронавирусу, то, общаясь с ней, поменял свою точку зрения. И теперь, заболев, сразу начал делать все, что говорят доктора.

— С каким вообще настроением встречаете полтинник? Всего ли удалось добиться, чего хотели к этому возрасту?

— Конечно, хотелось бы Кубок Стэнли выиграть. Но не сложилось, хотя был хороший шанс в «Филадельфии», когда мы в 2004 году проиграли будущему чемпиону, «Тампе» в финале конференции в семи матчах. Чуть-чуть не хватило свежести, многие ребята были травмированы, некоторые играли с переломами на уколах. В плей-офф важен каждый такой нюанс, при том что команда у нас была отличная, атмосфера в раздевалке — классная. Думал, этой командой и с такими болельщиками мы победим. Жалко, что не получилось.

А в целом — жаловаться на судьбу мне грех. Конечно, много чего еще предстоит сделать, и в будущее смотрю с оптимизмом. Важно, чтобы дети выросли в хороших людей. В спорте — выигрывать и со «Спартаком», и со сборной России.

— Если бы в 20 лет, когда вы были звездой «Динамо», вам сказали, что 50 встретите генеральным менеджером «Спартака», как бы это восприняли? Красно-белые были тогда для вас врагами?

— Когда в «Динамо» играл я, для нас не было более сильного раздражителя, чем ЦСКА. Они много лет подряд становились чемпионами, были той самой красной машиной, о которой все говорят. Обыграть армейцев и стать чемпионами, прервать их гегемонию, — вот о чем мы думали и что нам в конце концов удалось. Дерби со «Спартаком» тоже было важным и всегда собирало аншлаги — помню, еще мальчишкой ходил на них в Лужники. Помню эти давки на «Спортивной» перед играми. Но такого градуса противостояния, как с ЦСКА, не было.

— Быстро ли приняли вас спартаковские болельщики?

— Болельщики есть болельщики. Они переживают за команду, и сначала восприняли все именно так: динамовец пришел в «Спартак». Я встречался с лидерами фанатов и никогда не забуду один эпизод. Пришел на тот разговор в джинсах и синем поло. Мне сказали: «Ты все-таки в душе динамовец». — «Почему?» — «Пришел в синем». Я опешил: «Что, мне теперь нельзя в этих цветах ходить?» Мне объяснили, я все понял.

Но в итоге с лидерами фан-движения, да и вообще с болельщиками, у меня сложились нормальные отношения. Мы общались и общаемся. Тяжеловато было первые год-два, я слышал выкрики с трибун: «Жамнов, уходи!» Но знал, что никуда уходить не собираюсь, и просто нужно время, чтобы построить клуб, и чтобы команда играла на хорошем уровне.

Главное — не сломаться, слыша все это. Всегда можно все бросить и уйти. Но в тот момент я вспомнил историю, которая произошла со мной во время игровой карьеры. Меня обменяли из «Виннипега» в «Чикаго» на Джереми Реника, кумира болельщиков «Блэкхокс», с которым мы потом стали друзьями и партнерами по звену в «Филадельфии». А тогда фаны «Чикаго» не могли смириться с уходом своего любимца, у которого не сложились отношения с владельцем клуба, и его обменяли. И начали мне кричать в спину после каждого матча: «Верните Реника!»

Было сложно — не то слово. К ним подходили и заступались за меня опытные парни — Крис Челиос, Тони Амонти. Я чувствовал их поддержку. В тот период пришлось пройти через многое, но я все это выдержал, доказал все игрой, провел в «Блэкхокс» восемь сезонов, и в какой-то момент главный тренер Брент Саттер вызвал меня и предложил капитаном команды. У меня были сомнения, ведь до того в «Чикаго» не было капитанов-европейцев, но и в других клубах Оригинальной Шестерки русские капитанами не назначались. Но этого хотел и владелец клуба, руководство и тренерский штаб поговорили с игроками, и команда такое решение единогласно поддержала. Волновался, как к этому отнесутся пресса и болельщики. Нормально!

Путь от криков «Верните Реника!» до капитанства был долгим и сложным. И когда в «Спартаке» фанаты начали кричать: «Жамнов, уходи!» — я сразу вспомнил, что со мной было в «Чикаго». И понял, что надо терпеть, быть уверенным в том, что ты делаешь, и все постепенно наладится. Так и произошло.

Знарок, Ковальчук, НХЛ

— А как вас вообще в «Спартак» пригласили?

— До того я работал в «Атланте» — и уже было ясно, что клуб расформируют. Денег, спонсоров не было. После сезона меня и позвал в «Спартак» попечительский совет клуба. Согласился сразу, потому что мне было интересно. «Спартак» — клуб с большими традициями, и для любого человека, связанного со спортом, работать в нем — честь. Ясно, что я воспитанник «Динамо», и всегда помню, где вырос. Но сейчас всей душой и сердцем в «Спартаке». Думаю, что мы на правильном пути.

— В родное «Динамо» работать никогда не звали?

— Нет. Хотя у меня очень хорошие, теплые отношения с руководством этого клуба.

— Важнейшая вещь, которую вам удалось сделать, — позвать в «Спартак» Олега Знарка. Сложно ли было его уговорить?

— Нет, он сам хотел работать, и уговаривать долго не пришлось. Мы с Валерьичем вместе поиграли еще в сборной СССР, а после карьеры у нас были хорошие отношения еще тогда, когда он работал в ХК МВД и в «Динамо». Так сложилось, что у нас одинаковое видение всего, что происходит в хоккее. И он наряду с Быковым и Билялетдиновым — один из самых титулованных нынешних российских тренеров.

Когда я вел с ним переговоры, он был без контракта. У нас имелись три кандидатуры, и моей был именно Знарок. Больше времени, чем убедить его, потребовалось на то, чтобы объяснить руководству, почему, на мой взгляд, работать должен именно он, а не две другие кандидатуры. Спасибо, что к моим доводам прислушались, и Знарок стал главным тренером «Спартака».

— Может ли «Спартак» в нынешнем виде и с таким тренером, как Знарок, претендовать на Кубок Гагарина? Или рановато?

— Может! Почему бы и нет? Всегда надо стремиться к самому лучшему. Любая команда, которая вышла в плей-офф, имеет шанс. Хоккеисты любят говорить: «Самое тяжелое — это первый раунд». Надо его пройти, а дальше будет легче. Шансы у нас есть, и, думаю, это понимают и игроки, и тренеры.

— Тем более после введения жесткого потолка зарплат.

— Шанс есть всегда, и его надо использовать. Просто игрокам надо верить, что все это возможно. Тренер может правильно объяснить тактику, показать видео. А дальше каждый игрок должен понимать, что, выходя на лед, он ставит на карту свою репутацию.

— Пока Илья Ковальчук, спартаковец в начале карьеры, не подписал новый контракт в НХЛ. А у вас, в свою очередь, не забита платежка. Не рассматриваете вариант с его приглашением?

— Все упирается в деньги. Да, платежка не забита, но мы исходим из нашего бюджета. Конечно, всегда хочется иметь такого нападающего, но мы — не клуб-олигарх. Мечтать можно о чем угодно, однако на Ковальчука, к сожалению, у «Спартака» денег нет.

— А у вас самого нет желания в НХЛ поработать?

— Уже не думаю об этом. И здесь работы очень много. Она интересная, ее хватает. Убегать от того, что у тебя есть, считаю, неправильно. Если я сюда вернулся и востребован, то не вижу смысла снова уезжать. Там хватает своих специалистов. Моя задача — приносить пользу здесь.

Полностью интервью Жамнова — в ближайшее время в «СЭ».

КХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь