Домой Спорт Сколько получает самый дорогой игрок «Авангарда»? Большой разговор с генеральным менеджером омского клуба

Сколько получает самый дорогой игрок «Авангарда»? Большой разговор с генеральным менеджером омского клуба

89
0

Сколько получает самый дорогой игрок «Авангарда»? Большой разговор с генеральным менеджером омского клуба

Каким будет «Авангард» в новом сезоне? Фото ХК «Авангард»

Интервью с Алексеем Волковым о составе, задачах, бюджете и уходе Максима Сушинского

Выбирал между «Авангардом» и «Торпедо»

— Как вы оказались в клубе, о чем общались с председателем правления «Авангарда» Александром Крыловым?

— Изначально мне поступило предложение из нижегородского «Торпедо». Я его очень серьезно рассматривал, прошел собеседование с человеком из администрации Нижегородской области, курирующим спорт. Потом предложили контракт на два года с определенными условиями. Я на тот момент взял паузу, чтобы подумать, поскольку имел насиженное место в ЦСКА, где мне все нравилось. Хотя возможность самостоятельной работы в КХЛ прельщала. Раньше я был ассистентом генерального менеджера в «Автомобилисте», в ЦСКА занимал должность скаута — в большей степени по линии МХЛ-ВХЛ. Однако пандемия внесла коррективы, все затягивалось и на свои вопросы конкретных ответов я не получал. Пообщался с человеком, работавшим ранее в клубе, и он сказал, что там есть проблемы бюджетного характера в связи с финансированием. Заодно я узнал от него о возможных изменениях в «Авангарде». Он спросил, может ли представить мою кандидатуру на рассмотрение Александру Крылову. Я, естественно, согласился, поскольку неясность с «Торпедо» стала напрягать.

— Чем вы убедили руководство «Авангарда»?

— Перед тем, как меня назначили, состоялось собеседование с Крыловым. В ходе этой беседы мы с ним общались на тему, какой команда должна быть. Он высказывал свое мнение — я излагал собственные мысли. Видимо, ему что-то в этом понравилось. После назначения мне сначала надо было выполнить план из трех пунктов. Первый — выправить финансовую дисциплину, поскольку завышенные контракты некоторых игроков не соответствовали рынку. Второй — улучшить командную скорость, пригласив в состав быстрых хоккеистов. Третий аспект — вместо ставки на звезд создать «команду-звезду». У нас должно это получиться. Я уверен в своих силах, поскольку функционером работаю давно и понимаю внутренние процессы. Пять лет уже оттрубил — как в институте.

— Что вам удалось сделать с момента прихода в «Авангард»?

— Удалось нормализовать ситуацию с контрактами, чтобы они соответствовали принципу «цена — качество». Также получилось качественно омолодить команду, сделав несколько обменов. В силу тех или иных причин не удалось привлечь нескольких игроков, которых я видел на определенных позициях. Но если брать ситуацию в общем, то из запланированного мы смогли сделать почти все. За исключением приезда Рида Буше, только-только прибывшего в Россию.

— Он попустит турнир в Санкт-Петербурге?

— Если у Буше все показатели после медицинских тестов, включая обследование на коронавирус, будут в норме, то он может присоединиться к команде в Санкт-Петербурге.

Состав

— Каким образом ситуация с пандемией повлияла на вашу деятельность?

— Коронавирус внес свои коррективы. Мы первыми объявили, что в команде у нас есть зараженные игроки, став в этом плане пионерами. Хотя в других клубах, уже зная о диагнозах своих хоккеистов, на тот момент еще молчали. Нам было сложно прежде всего психологически, поскольку тогда никто не понимал, сколько продлится болезнь, как она скажется на состоянии игроков и их готовности переносить нагрузки. В «Авангарде» соблюдали все меры предосторожности «от А до Я», но вируса не избежали. И сейчас никто не знает, когда пандемия окончательно пойдет на спад, и это напрягает. Мы отказались от участия на турнире в Сочи и не смогли дать больше шансов ребятам, которые у нас были на подходе. Соответственно, не могли оценить их в полной мере.

— Сейчас команда полностью укомплектована?

— В пятницу мы провели заявку команды, успешно вписавшись в потолок. Наверное, еще один-два человека могут покинуть «Авангард». Численно у нас состав больше, чем обычно. В Санкт-Петербург едут все, а после турнира будем смотреть куда двигается рынок и каким окажется интерес к нашим игрокам. На данный момент обменов не планируется. Мы хотим в сезон зайти с небольшим «жирком», обезопасив себя, поскольку нынешний чемпионат будет непредсказуемым. Нас тут еще и второй волной ковида-19 стращают.

— Входил ли в круг интересов «Авангарда» Жафяров?

— Нет, его в наших списках не было. Агент хоккеиста к нам тоже не обращался. В команде есть достаточно креативных игроков, схожих по стилю с Жафяровым. Мы по «оффершиту» подписали Толчинского из ЦСКА. Договорились с Буше — это креативщик, умеющий обращаться с шайбой. Посчитали, что Хохлачев усилит нашу команду. Я не люблю, когда на одну позицию у нас несколько игроков одного плана. Дублирование не очень хорошо. Мы не во МХАТе, где у каждого своя роль, но у любого игрока есть специфика, в которой он силен. Даже если бы в теории нам предложили Жафярова, то не думаю, чтобы «Авангард» пошел бы на этот ход. Он и сам дорогой игрок по зарплате, и за него надо платить большую компенсацию «Торпедо». На данном этапе в клубе по всем фронтам идет секвестрование. Это тоже надо учитывать.

— Камнем преткновения по финскому нападающему Пульюярви стал вопрос с размером компенсации?

— Мы рассматривали игроков, выступающих в Европе, в качестве усиления, поскольку североамериканский рынок находился в подвешенном состоянии. Ребята, играющие в НХЛ и АХЛ, с которыми мы общались, были настороженными, поскольку не знали, чего ждать в будущем. Открытие рынка свободных агентов в НХЛ пока сдвинулось на 1 ноября, возможно, произойдет еще позже. Мы поинтересовались у агента Пульюярви, будет ли нападающему интересно рассмотреть предложение «Авангарда». Ответ пришел очень быстро — в течение 30 минут. Игрок видит себя только в Северной Америке или дома в «Кярпяте». До обсуждения размера компенсации с «Торпедо», которое владеет на него правами в КХЛ, даже дело не дошло.

— Каким в идеале должен выглядеть «Авангарду» по вашему мнению?

— Ничего идеального не бывает. Но мне нравится наличие в команде быстрых крайних, все время обостряющих ситуацию и лезущих в гущу событий. Нравятся и рабочие центры, поддерживающие атаку не в ущерб оборонительным функциям. Должно быть правильное соотношение игровиков и тех, кто выполняет неблагодарную, черновую работу. В чемпионских командах вклад ребят, блокирующих броски и делающих много полезных, но незаметных действий, велик. По моему мнению, необходимы два игровых звена и два сдерживающих. В этом лично убедился на примере ЦСКА, где мне посчастливилось работать.

— Каким образом происходит подписание новичков в «Авангарде»? Это коллегиальное решение?

— Как только меня назначили, я сразу был в контакте с Бобом Хартли. Мы очень долго обсуждали с ним игроков, которые ранее выступали в «Авангарде», и чего они не додали. Мне было важно понять, какого плана хоккеисты ему нравятся. И только после этого у меня в голове всплывали некоторые фамилии. Соответственно, когда я рассматриваю какого-то игрока, у нас в клубе проходит некий консилиум. Есть ассистент генерального менеджера Юрий Кузьменков, попозже присоединился Игорь Еронко. И, конечно, важно мнение Крылова и Хартли. Мы собирали максимально возможный объем информации, изучая не только игровые качества, но и бытовые моменты — токсичен ли хоккеист в коллективе, какие у него особенности личного характера и так далее. Узнали данные с миру по нитке и сваливали все в один котел. Дальше смотрели, насколько финансовые пожелания кандидата соответствуют нашим возможностям, и приходили к общему знаменателю, что этот игрок нам подойдет. Окончательное решение по подписанию контракта оставалось за мной. Но учитываются разные точки зрения. Я не могу взять и подписать игрока, если Юра и Игорь по нему высказывали полностью противоположное с моим мнение.

— Зарубил ли какого-то кандидата лично Хартли?

— Да. Мы рассматривали много игроков. В один момент мне казалось, что мы нашли человека, который нам поможет, ведь Хартли нравятся габариты. Этот кандидат поиграл в НХЛ, здорово выглядел в плей-офф. Я отправил видеонарезку главному тренеру и был почти уверен, что Боб скажет «это, Алексей, то, что нам нужно». А Хартли в ответ сухо произнес, что мы можем найти игрока еще лучше. Это был уже пятый-шестой такой случай.

Не хватало мужика, способного сделать «правильную грязь»

— Как вписывается приобретение заурядного нападающего Комарова в концепцию строительства команды с прицелом под Кубок Гагарина?

— Вы имеете право на свою точку зрения. Когда мы разговаривали с Хартли, то пришли к выводу, что в прошлом сезоне в команде не хватало мужика, способного завести команду и сделать, скажем так, «правильную грязь» на льду. Комаров оставался в поле нашего зрения после завершения основной селекционной работы и претендовал на маленький по меркам КХЛ контракт. Мы сознательно решили создать конкуренцию в пуле силовиков и посмотреть, как у них пойдут дела. Они со своими задачами в плей-офф не совсем справились. Борьба должна быть не только за место в топ-6, но и среди разрушителей. Нам хотелось посмотреть на всех с чистого листа. К сожалению, из-за коронавируса не удалось провести достаточно контрольных матчей. На данном этапе мы отказались от Жени Грачева потому, что нам надо было вписываться в потолок зарплат. Но конкуренция продолжается и, возможно, еще какие-то выводы сделаем после турнира в Санкт-Петербурге.

— Два года ваш предшественник Максим Сушинский искал для «Авангарда», как Святой Грааль, первого центра. И так и не смог его найти. Найт отвечает этим требованиями, ведь по «Барысу» казалось, что он эффективен лишь в связке с Виделлем?

— Найт мне понравился по прошлому сезону, хотя у него были неудачные периоды. Даже общественность выступала против него, дескать, это некачественный легионер. Но переговоры с ним велись уже до того, как меня пригласили в «Авангард». Потом мы пообщались с Хартли, я изучил ситуацию на рынке центров и на тот момент никого сильнее не нашел. И Европа, и Северная Америка находились в подвешенном состоянии. Это не давало уверенности, что удастся получить игрока сильнее, чем Найт. К тому же он и Хартли немного пересекались в «Калгари». Боб сказал, что «это мой парень, я в нем уверен». Со своей стороны я не видел негативных моментов в приглашении Найта.

— Но потом «Магнитка» договорилась со СКА по Прохоркину. Игрок такого уровня, рассуждая теоретически, очень неплохо смотрелся бы в роли первого центра «Авангарда».

— Вы помните, что Магнитогорск отдал за Прохоркина?

— Права на Каменева.

— Хотеть можно. Но есть реальность — отдавать за такого игрока надо много. СКА не хотел с ним расставаться, не получив взамен хороший актив. В идеальном мире и в идеальной команде я бы Прохоркина рассмотрел. Но поскольку остаюсь практиком, то Николай в наши планы не вписывался.

— Хохлачев испытывал проблемы при действиях в рамках жесткой системы. Знарок его зачехлил дважды — в СКА и «Спартаке». Что вас заставляет думать, что у Александра все будет хорошо при работе с не менее системным и жестким специалистом как Хартли?

— Олег Валерьевич зачехлил. Надеюсь, Боб Хартли расчехлит (смеется). Саша находится в таком возрасте, когда прошел через много неурядиц, слыша в свой адрес одни и те же претензии. Но в результате обмена «Авангард» омолодился и получил более скоростного игрока при всем уважении к ушедшему в «Спартак» Широкову. Сергей — отличный нападающий, его знает Знарок и лично хотел видеть у себя. Я в Сашу верю. Он мастеровитый игрок, хорошо подготовившийся к предстоящему сезону. Он прислушивается к вещам, которые до него пытается донести Хартли, и старается меняться. На данный момент на бумаге все стороны остались довольны обменом — и клубы, и сами игроки.

Знание зарплаты может стать яблоком раздора в команде

— Каким будет примерный резерв под потолком?

— Мне бы хотелось в идеале иметь свободных миллионов 35, чтобы перед дедлайном иметь место для маневра. Но в реальности нам пришлось считаться с тем, что у нас есть контракты, подписанные в прошлом году. Не хочу влезать в тему, правильные они или неправильные. Сейчас не представляется возможность иметь даже 20-25 свободных миллионов под потолком. Мы находимся у грани. Лига все тщательно контролирует, и обойти потолок за счет каких-то рекламных контрактов невозможно. Глупо это даже пытаться делать. Сейчас все прозрачно.

— Есть ли в «Авангарде» игрок, получающий больше 60 миллионов?

— Нет, самый высокооплачиваемый получает именно 60.

— Вы играли в ХК МВД, где генеральный менеджер Андрей Сафронов специально делал так, чтобы в команде никто не выделялся зарплатной ведомостью. Вы учитывали этот фактор?

— Зарплата может стать яблоком раздора. Когда внутри коллектива знают зарплаты друг друга, это может повлиять на отношения. Нам очень важно, чтобы финансовая дисциплина соответствовала здравому смыслу.

— Вы обменяли в команду Каблукова. Он редко забивает и уже почти все выиграл и на клубном, и на международном уровне. Имеет ли смысл брать такого игрока в четвертое звено, ведь для его роли можно взять хоккеиста подешевле.?

— Обмен Ильи был очень сложным. В нем было задействовано много игроков, клубов и менеджеров. Главной целью для нас был защитник Береглазов. Мы хотели избавиться (хоть это и не очень корректное слово) от контрактов Андригетто и Бека. К сожалению, они не показали тот хоккей, которого от них ждали болельщики и клуб. Я разговаривал с Ильей. Когда я работал в ЦСКА, мы много играли против СКА. Я помню, как Каблуков выключал из игры армейских лидеров. У нас есть качественные и уважаемые игроки на эти же позиции — Паша Дедунов и Андрей Стась. Но у них нет такого богатого опыта, как у Ильи. Мы хотели привнести чемпионского опыта в нашу команду. Знаю, что Илья может выступить в раздевалке, завести партнеров. Мы очень рады, что смогли заполучить и Береглазова, и Каблукова.

— В какой-то момент в команде был перебор игроков. Вы сознательно создали такую ситуацию?

— Тренировочный лагерь почти всегда состоит из 6-7 звеньев. Слышал ваше мнение, что команда набирается хаотично. Так вот это не так.

— Тех, кто не подойдет команде, надо будет куда-то трудоустраивать. Не думаю, что фарм-клуб, коим по договору является новокузнецкий «Металлург», будет хорошей альтернативой.

— К сожалению, мы не запустили в этом году полноценный фарм-клуб по финансовым причинам. Стали заложниками прогресса ребят, которые уже на подходе.

— Как выстроить отношения с главным тренером «Кузни» Леонидом Тамбиевым, чтобы он давал время игрокам «Авангарда»?

— Мы держим связь. Ребята, которых мы отправили в фарм — молодые. Манукян, Мизюрин и Лисин не попадают под возрастной лимит, который введен в ВХЛ. Молодых в «Кузне» немного. Им нужна качественная подпитка, которую мы можем дать за счет командированных игроков. У Тамбиева простые требования — если хоккеист играет, показывает результат, выполняет требования тренера — он будет в основе. Об этом тренере ходит много мифов, что он суровый и так далее. Часть из них — правда. Наверное, российская ментальность раскрывается только под гнетом диктатуры. Пока это факт.

— За океаном проходила информация про возвращение Ильи Михеева, или его приезда на сезон. Будете ли ради него от кого-то избавляться?

— Как только «Лифс» закончили выступление в плей-офф, мы созвонились с его представителями. Илья передал свое желание, заметив, что ему очень приятно внимание родного клуба. Но он хочет продолжить карьеру в «Торонто». Вопрос был снят буквально за день.

У Еронко есть сильная сторона, где я — дилетант

— Как вы восприняли резкую реакцию Максима Сушинского в СМИ, который покинул клуб после того, как его пост упразднили?

— Отнесся к этому абсолютно спокойно. Каждый человек имеет право выражать свои эмоции, высказывать то, что он считает для него нужным. Сушинский очень много сделал для клуба и воспринял эту ситуацию как личную обиду. Мне со своей стороны комментировать ее некорректно — я не знаю всех внутренних хитросплетений, так как в клубе совсем недавно. Как только приступил к работе, у меня был ряд вопросов и задач, которые я должен был поступательно каждый день решать. Какие-то комментарии — это какая-то личная обида.

— Вы тоже будете так говорить, когда уйдете из «Авангарда» через какое-то время?

— Никогда не говори никогда (улыбается). Но я менее эмоциональный человек. Внутри иногда огонь горит, а внешне остаюсь спокойным. Не хотелось бы, чтобы когда-либо ценная мне уравновешенная аура вывела на необдуманные вещи. Тем более — высказывания в открытую сферу и людям, с которыми ты делил и горе, и радость. Ко всему нужно относиться как к уроку. Перелистнулась страница, значит, откроется следующая.

— Была резкая оценка, что Игорь Еронко — дилетант в хоккее. Как вам работается с таким человеком?

— Не совсем понимаю, что под словом «дилетант» подразумевается в хоккее. Пропустил конкретно, не разбирал пошагово, что Максим Сушинский имел в виду. Что значит в хоккее дилетант? Да, Еронко не играл. В хоккее непосредственно, может быть, и дилетант. У него другая сильная сторона, где я — дилетант. Мы все дополняем друг друга. В этом и смысл умного менеджмента. Так же, как и создание пятерки: ты не можешь собрать пять креативных игроков — нужно чтобы кто-то рояль носил.

— Еронко хорошо носит рояль?

— Мы посмотрим. Время покажет и оценит и мою работу, и его. Сейчас я могу констатировать, что он пытается интегрироваться и кардинально сменить свое мышление. Совершенно разные вещи, когда ты информацию получаешь, и ее нужно выдавать как журналист. Здесь нужно информацию принимать, обрабатывать и внутри коллектива ее распределять. Игорь очень много работает над IT-платформой, которая поможет нам с развитием молодых ребят. Получаю от него много аналитической информации, которая мне очень помогает. Он в хоккее разбирается — не дилетант. На данном этапе Еронко важная часть нашей команды.

— У Максима Сушинского были договоренности с игроками, которые представляют определенных агентов — Алешу Пилко и Шуми Бабаева. Это и Керран, и Фисенко, и Тимкин. С вашим приходом эти договоренности растаяли. Это совпадение, что влияния этих агентов в вашей команде стало меньше?

— По Керрану совершенно простая история. Он просто не захотел ехать в КХЛ. Семейные обстоятельства не позволили ему исполнить тот контракт, который он подписал ранее. Мы с ним созванивались, Коди объяснил ситуацию с рождением ребенка в октябре. Ему очень некомфортно было уезжать и оставлять семью, которая не смогла бы поехать с ним. Более чего, такая мечта, о которой он с детства грезил, представилась ему в виде двухлетнего контракта с «Анахаймом». Мы с точки зрения формальности должны были соблюсти все нюансы. Он оплатил компенсацию, которая пришла в клуб, и эта история закрылась.

— Что не так пошло с Тимкиным и Фисенко?

— У нас были на контрактах Потапов и Дедунов. Поэтому я сразу сказал, что Тимкина мы не будем рассматривать, поскольку в команде уже есть ряд игроков такого же плана. И накладывать контракты, когда существует жесткий потолок в 900 миллионов рублей, как-то не очень умно. По Фисенко мы все проговорили с Бабаевым. У нас была договоренность об определенных цифрах. Мы немного их уменьшили — не катастрофически, не вдвое и не на треть. Это хорошие деньги, которые он должен был получить, подписав контракт на два года. Но он от них отказался. Может, сыграла роль какая-то личная обида. Я не знаю, не стал разбираться. Фисенко подписал контракт на два года с «Ак Барсом» с общей суммой на 6 миллионов меньше, чем предлагал «Авангард». Я со своей стороны сделал максимум, чтобы вернуть Михаила в клуб. Но он выбрал другой путь и перешел в команду, которая, как считает, выиграет Кубок Гагарина.

— Агенты, получаются, ни при чем?

— Никакой ангажированности в отношениях с агентами у меня нет. Я не приверженцем кого-то из них. Есть три-четыре крупных агента, которых все знают. У них большое количество игроков. Те игроки, который в «Авангарде» были на текущих контрактах, клиенты Николаева, Бабаева, Паремузова, Приходько. Со всеми есть диалог — когда нужно жесткий, когда нужно рациональный. Я представлю интересы клуба и личных преференций ни к одному агенту у меня не существует.

— Почему так затянулась история с расторжением Свена Андригетто?

— Мы попали в не очень хорошее время с экономической точки зрения. У нас не было возможности достать деньги из бочки и отдать за расторжение. Нужно какими-то путями и методами искать обмен. Когда поняли, что Свена не обменять, то пошли по стандартному пути. Как только бы он приехал, попытались бы выставить его на драфт отказов. Это абсолютно легальная процедура, и мы ничего не нарушаем. Понятно, что выглядело это устрашающе, но другого выхода у нас не было. Мы знали, что Андригетто ведет переговоры с «Цюрихом», который предлагал ему долгий контракт. Много общался со швейцарской стороной, чтобы она заинтересовала своим предложением. В итоге все сложилось удачно. Он подписал контракт о расторжении с нулевой стоимостью — мы ничего не заплатили. Свен заключил пятилетнее соглашение с «Цюрихом», где его очень хотели видеть. История сошла на нет. Она очень долго длилась, но все остались довольны.

— Вы говорили об экономии денег, но в то же время подписали ограниченно свободных агентов, за которых надо было платить приличную компенсацию — Толчинского, Шарипзянова. Есть ли изначально какая-то сумма, которую вы можете потратить на игроков такого статуса?

— Да, была сумма, которая предусматривалась на расходы и на подписание игроков. Соответственно была статья, по которой расходы не предполагались — на расторжение действующих контрактов. Это внутреннее распоряжение, которое у нас в клубе прошло как приказ. Тогда мне нужно было понять, если я не могу выкупить игроков с действующим контрактом, то нужно сделать команду сильнее. Лакомых кусков на рынке было не так много. Сергея Толчинского я знаю по ЦСКА, он хорошо себя проявил. Дамир Шарипзянов — один из самых перспективных российских защитников, поэтому пришлось делать выбор. Мы заплатили достаточно большую компенсацию за игроков, которые будут радовать омских болельщиков и сейчас, и на новой арене в Омске. Мы постараемся сделать команду на перспективу, чтобы примерно одним составом отыграть три-четыре года. Это одна из моих миссий, которую я хочу выполнить в «Авангарде».

КХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь