Домой Спорт Почему в России не будет боя Хабиба и Конора

Почему в России не будет боя Хабиба и Конора

126
0

Почему в России не будет боя Хабиба и Конора

Конор Макгрегор и Хабиб Нурмагомедов. Фото AFP

Дана Уайт — против, но ему такой вариант никто и не предлагал. В чем дело — в лонгриде «СЭ».

18 января (рано утром 19-го по Москве) Конор Макгрегор за 40 секунд нокаутировал Дональда Серроне. На пресс-конференции после боя президент UFC Дана Уайт заявил, что единственный адекватный вариант продолжения карьеры Макгрегора — реванш с Хабибом. Уайт подчеркнул, что он ОЧЕНЬ хочет организовать этот бой, но не в Москве. «Нет, этого боя не будет в Москве. Есть много причин, почему», — сказал глава UFC.

В сентябре 2019-го Хабиб в интервью «Первому каналу» сообщил, что он на 80 процентов уверен, что его следующий бой пройдет в России. Однако уже в ноябре он сказал, что поединок, скорее всего, состоится в США. Так и вышло — перед UFC 245 было официально объявлено, что Нурмагомедов подерется с Тони Фергюсоном 18 апреля в Нью-Йорке. Правда, к тому моменту уже вышел пресс-релиз Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ), в котором гендиректор фонда Кирилл Дмитриев сообщил, что Хабиб может провести бой в России во второй половине 2020 года, а в качестве площадок рассматриваются стадионы «Лужники» в Москве, «Газпром-Арена» в Санкт-Петербурге и «Фишт» в Сочи. Причем тут РФПИ? РФПИ совместно с China Investment Corporation создал Российско-китайский инвестиционный фонд (РКИФ), а РКИФ совместно с Mubadala Investment Company (ОАЭ) создал UFC Russia (неофициальное, но распространенное в СМИ название).

В конце декабря обозреватель «СЭ» спросил у отца чемпиона UFC — Абдулманапа Нурмагомедова — какова ситуация с боем Хабиба в России. В октябре 2019-го Нурмагомедов-старший ездил в Сочи, и снял там видео с рассуждениями о том, как было бы хорошо организовать на «Фиште» турнир с участием сына. Но ответ тренера был неожиданным: «Вы же понимаете, что бой Хабиба России они не дадут. Это Pay-per-view».

— Имеете в виду бой с Макгрегором, или любой другой? — уточнил обозреватель «СЭ».

— С кем угодно. Такой большой бой в России не сделают. Я в это не верю. Потому что эти шоу, бои сделаны для зарабатывания денег UFC.

— Насколько знаю, российская сторона должна заплатить UFC более 20 миллионов долларов для проведения шоу с боем Хабиба.

— Это минимальная сумма, потому что на Хабибе сейчас зарабатывают очень большие деньги. Я не думаю, что в UFC готовы кому-то уступить Pay-per-view.

— То есть 20 миллионов — это минимум.

— Да. Нужно заплатить больше.

По информации «СЭ», еще сохраняется вероятность того, что Хабиб подерется в России. Работа над этим ведется. Но прорабатывается не реванш с Конором, а бой с любым другим топовым соперником. Соответственно с Даной Уайтом проведение в России поединка между Нурмагомедовым и Макгрегором никто всерьез не обсуждал. Что касается причин, почему этот грандиозный бой в России невозможен, то «СЭ» выделяет две — это безопасность и деньги.

1. Безопасность. Макгрегор трэш-током до боя с Хабибом настроил против себя жителей Дагестана и Кавказа вообще. А после пресс-конференции в Москве в октябре 2019-го он стал в Дагестане чуть ли не персоной нон-грата. Тогда он оскорбительно высказался в адрес не только Нурмагомедова, но и всего народа Дагестана. Вечером после пресс-конференции у отеля, в котором проживал Макгрегор, образовалась толпа дагестанцев, желающих с ним поговорить (они с ним так и не встретились). При этом приезд Конора показал, что у него очень много поклонников в России. На пресс-конференцию пытались попасть больше сотни болельщиков. Дошло до того, что фанаты бегали за машиной ирландца (а также за машиной его двойника). Когда Макгрегор собирался домой, у отеля вновь собралась толпа. Но на этот раз не дагестанцев, а тех, кто хотел сфотографироваться/взять автограф у Конора. Макгрегор после победы над Серроне заявил, что хотел бы подраться с Хабибом в Москве, подчеркнул, что в России у него много фанатов, и заявил, что «он больше русский, чем Хабиб». Если представить, что реванш все же пройдет в России, очевидно, что Конор на медиа-ивентах будет напирать на то, что пользуется популярностью у славянского населения РФ. Грубо говоря, Макгрегор будет раскачивать лодку. На трибунах возможны провокации и потасовки. Это не нужно ни UFC, ни российским организаторам.

2. Деньги. Нурмагомедов — чемпион и суперзвезда UFC, а чемпионы и суперзвезды дерутся только на PPV-турнирах (т.е. на номерных). Такие проводятся в США (иногда — в Бразилии, Австралии, Канаде).

Чтобы заполучить номерной турнир, российская сторона должна компенсировать UFC финансовые риски — прежде всего, связанные с реализацией платных трансляций на территории США. Когда в Москве 23 часа, в Нью-Йорке 15 (в Лос-Анджелесе — вообще 12), а это совсем не прайм-тайм. Соответственно есть большой риск, что в случае проведения в Москве PPV-турнира в Америке будет продано куда меньше платных трансляций, чем если бы шоу состоялось в Штатах.

Обычно турниры UFC длятся 6 часов (вместе с прелимами и ранними прелимами). Начинать шоу в 2 ночи, только чтобы подстроиться под Америку — как минимум, странно. При таком варианте даже бой Хабиб vs Конор может не собрать полные трибуны — все-таки в России хотят провести шоу с Нурмагомедовым на большом футбольном стадионе, а не на 15-тысячной арене. Дана Уайт, говоря о потенциальных площадках для боя Хабиба и Конора, назвал «Мэдисон Сквер Гарден», стадион «Ковбойз» в Далласе и O2 Арену в Лондоне. Чем Лондон лучше Москвы? Во-первых, это безопасность, во-вторых, более удобные для США часовой пояс (не +8 часов, а +5), в-третьих, в Британии тоже развит рынок платных трансляций. Например, бой Энтони Джошуа — Александр Поветкин, который прошел на «Уэмбли» в сентябре 2018 года, собрал 1,1 миллиона покупок PPV.

В общем, за номерной турнир в России нужно хорошо заплатить UFC. Абдулманап Нурмагомедов обозначил цифру — более 20 миллионов долларов. Огромные деньги. Но 20 миллионов+ — это за бой Хабиба с топовым соперником, но не с Конором. Шоу, в главном карде которого состоится реванш Нурмагомедова и Макгрегора, будет стоить 50 миллионов+.

Далее — грубые подсчеты, приблизительные цифры, но ситуация примерна такая.

1. Турнир UFC 229, где Хабиб и Конор подрались в первый раз, собрал рекордные 2,4 миллиона покупок PPV. Дана Уайт рассчитывает, что реванш соберет не меньше 3 миллионов.

2. Одна платная трансляция стоит 65 долларов для действующих подписчиков сервиса ESPN+ и 85 долларов — для новых подписчиков. Т. е. в среднем — 75 долларов. 75 x 3 миллиона = 225 миллионов.

3. По информации «СЭ», UFC от общего дохода от продаж PPV забирает себе 70 процентов. 70 процентов от 195 миллионов — 157,5 миллиона.

4. Бой Хабиба и Конора в США стали бы смотреть в любом случае — даже в самом неудобном часовом поясе. Представим, что из-за проведения поединка в Москве, Петербурге или Сочи американцы бы купили не 3 миллиона PPV, а 2 миллиона. Это 150 миллионов долларов. 70 процентов от 150 миллионов = 105 миллионов. 157,5 миллиона — 105 миллионов = 52,5 миллиона. Это предполагаемая упущенная выгода UFC от продажи платных трансляций.

Это не вся сумма, которую нужно погасить. Есть еще такой фактор, как продажа билетов. Выручка от продажи билетов на UFC 229 составила 17,189 миллиона долларов. Уайт считает, что реванш между Хабибом и Конором может стать таким же громким событием, как боксерский поединок Макгрегор vs Флойд Мейвезер. Тот бой прошел в августе 2017 года, а билетов на него было продано на 55 миллионов долларов. Возможно, президент UFC рассчитывает, что билеты на второй бой аварца и ирландца принесут 20-25 миллионов долларов. «Лужники» вряд ли могли бы всерьез рассматриваться как место проведения боя (только в мечтах Конора, который постоянно говорит о Москве), поскольку там нет крыши. Другое дело — «Газпром-Арена». На футболе максимальная вместимость петербургского стадиона — около 64 тысяч зрителей. На бое за счет партера она бы могла увеличиться до 70 тысяч. 20 миллионов : 70 тысяч = 286 долларов или 17 700 рублей. Такой должна быть средняя цена билета, которую потребует UFC. Слишком много? Можно сократить в два раза, а оставшиеся 10 миллионов долларов отдать UFC в качестве упущенной выгоды лиги.

52,5 миллиона + 10 миллионов = 62,5 миллиона. Стоимость футбольный звезды. Но футбольная звезда может принести клубу огромный доход, а вот окупить бой Хабиба и Конора у российских организаторов не получится ни при каких обстоятельствах. В 2013 году в Москве проходил боксерский вечер, во главе которого бились Владимир Кличко и Александр Поветкин. Российские промоутеры заплатили за него огромную сумму — 23 миллиона долларов. Однако вместе с возможностью проведения поединка в России они купили еще и телеправа. Выручка от продажи билетов тоже досталась российской стороне. И все равно шоу не получилось коммерчески выгодным: как рассказал глава промоутерской компании «Мир Бокса» Андрей Рябинский в интервью Octagon TV, затраты на бой «почти окупились, с небольшим минусом». Все права на бой Нурмагомедов vs Макгрегор будут принадлежать UFC.

Конечно, есть пример Абу-Даби. Город находится в еще более неудобном для США часовом поясе, а там в сентябре 2019-го прошел номерной турнир с боем Хабиба и Дастина Порье — UFC 242. Все потому, что департамент культуры и туризма Абу-Даби заключил с UFC контракт. Порье — не Макгрегор, но сделка очень серьезная: условия договора таковы, что титульные поединки UFC должны проводиться в столице ОАЭ ежегодно на протяжении пяти лет. Финансовые условия сделки не разглашаются, по слухам — речь о сотнях миллионов долларов. Может, это и похоже на преувеличение, но шейхи Ближнего Востока — не самые экономные люди. В катарской пустыне в 2022-м пройдет чемпионат мира по футболу, а в Саудовской Аравии несколько лет назад — тоже в пустыне — начали возводить километровый небоскреб (стройка заморожена).

В России тоже любят жить на всю катушку, но вряд ли найдется инвестор, который будет готов выложить минимум 50 миллионов долларов за проект, который не принесет ничего, кроме убытков.

***

Реванш Хабиба и Конора — мечта Даны Уайта. Он, все на той же пресс-конференции, сказал, что Нурмагомедов от боя не откажется. Однако в декабре Нурмагомедов заявил, что для реванша с ним Макгрегор должен одержать 10 побед подряд. Конечно, он приукрасил, но по справедливости одного только выигрыша у ветерана Серроне для второго боя с чемпионом — точно не достаточно. Хабиб — принципиальный человек, и на предложение Уайта запросто может ответить отказом. Пока же Нурмагомедов сосредоточен не на Макгрегоре, а на другом принципиальном сопернике — Фергюсоне.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь