Домой Спорт «Дзюба придумал мне второе имя — Эквадорский Пингвин!» Большое интервью Кристиана Нобоа

«Дзюба придумал мне второе имя — Эквадорский Пингвин!» Большое интервью Кристиана Нобоа

68
0

«Дзюба придумал мне второе имя — Эквадорский Пингвин!» Большое интервью Кристиана Нобоа

«Дзюба придумал мне второе имя — Эквадорский Пингвин!» Большое интервью Кристиана Нобоа

«Дзюба придумал мне второе имя — Эквадорский Пингвин!» Большое интервью Кристиана Нобоа

Кристиан Нобоа. Фото ФК «Сочи»

35-летний полузащитник «Сочи» — об отце, бывшем главе ВМФ Эквадора, о съеденном снеге и пневмонии в первый же день в России, о Бердыеве и Семаке, Черчесове и Ротенберге, Дзюбе и Кокорине, а также бывшей жене-россиянке, с которой Нобоа продолжает воспитывать двоих детей

Судьба Кристиана Нобоа — настоящее кино. Сын крупного военачальника своей теплой страны, он не пошел по отцовской флотской линии, а поехал гонять мяч в далекую холодную Россию. И, попав в жесткое приключение в первый же день, задержался в нашей стране на 13 лет, трижды стал чемпионом страны, забил в Лиге чемпионов победный гол за «Ростов» в ворота «Баварии», женился на русской девушке и стал с ней отцом двоих детей. Затем развелся, но бывшая жена отправилась вслед за ним уже во второй российский город, чтобы они могли вдвоем воспитывать сына и дочь…

Сейчас Нобоа 35, он ровесник Доменико Тедеско, в ворота команды которого на моих глазах забил красивый победный мяч. А ведь в 33 эквадорец перенес разрыв крестообразных связок колена и первую неделю думал: «Это все». Но вернулся и стал сильнее, чем был.

Восемь голов, забитые им в этом сезоне за «Сочи», уже повторение его личного рекорда результативности, установленного десять (!) лет назад в «Рубине». При этом еще больше трети чемпионата впереди, да и из 19 туров этого сезона он участвовал в 15. Делая пас пяткой, дернул заднюю поверхность бедра в первом матче после возвращения из сборной, пропустил аж шесть недель — но вернулся и словно не вылетал из состава.

Нобоа — мозг команды, которая сенсационно закончила первую часть чемпионата на четвертом, еврокубковом месте. Недаром своим любимым игроком он называет Хави, которого вместе с Месси, Иньестой и Ко 11 лет назад обыграл в Лиге чемпионов на «Камп Ноу» в матче «Барселона» «Рубин».

А еще он — улыбка «Сочи». Когда тренеры южного клуба во главе с Владимиром Федотовым после интервью спросили, много ли Крис улыбался, и я ответил: «Все время», они рассмеялись: «Представляете, он даже на тренировках постоянно улыбается!»

То, что Нобоа — человек-позитив, я ощущал весь тот час, который был включен диктофон, и он отвечал на отличном русском языке. И даже самые адские истории из своей богатой российской биографии, включавшей в себя «Рубин», «Динамо», «Ростов», «Зенит» и «Сочи», рассказывал радостно. Например, такую.

Съеденный снег в первый день в Казани, пневмония и больница

Переводчик «Рубина» Юрий Солано рассказал, что вы в первый день в Казани впервые в жизни увидели снег, попробовали его на вкус — и слегли с воспалением легких. Это правда? — спросил я Нобоа. Он и тут рассмеялся:

Да, реальная история. В Эквадоре не бывает снега. И когда ты видишь его в первый раз, хочется покушать! Да еще и в кино показывали, как снег едят, вот и мне захотелось. А в Казани в январе было минус 25. Но я не смог удержаться. Результат — пневмония, неделя в постели. Четыре дня с температурой 39 лежал в больнице.

Даже до госпитализации дело дошло?

Да. В конце декабря подписал контракт, 4 января прилетел на первый сбор «Рубина» в Турцию, а после него нас отпустили на четыре дня. Добрался наконец до Казани, чтобы найти апартаменты, посмотреть город, — а оно вот как вышло. Вместо квартиры получил больничную палату. Первый день, первый мой шаг в России!

Если бы вам тогда сказали, что вы задержитесь в этой стране на 13 лет…

…Я не поверил бы и сказал, что это шутка! Мне казалось, максимум задержусь здесь на год-полтора. Каждую неделю думал, что хочу обратно. Но на самом деле и сейчас, и даже через 1015 лет, если я проведу их в России, мне будет хотеться домой. Потому что — родное.

Но не знаю, смогу ли жить в Эквадоре, когда закончу карьеру. Уже очень адаптировался здесь. Мне все удобно, живу в красивом месте. Даже не помню, в какое время года в чем дома ходят, какая куртка мне нужна! А здесь все четко, есть верхняя одежда на любую погоду. Там все по-другому.

А по чему скучаете сильнее всего?

Есть одно блюдо, которое делают только в моем родном городе, энсевоядо. Доставить его сюда никак нельзя, сделать можно только на месте. Вот чего мне в России не хватает! Как и жареных бананов.

Что нужно обязательно увидеть в Эквадоре?

Галапагосские острова. Красота фантастическая. Таких животных, как там, нет нигде. А какой песок! Розовый, белый, красный, черный… Нереальное место.

Ваша страна в 1830 году отсоединилась от Колумбии. Матчи с колумбийцами — это для вас такое принципиальное соперничество, как Россия — Украина?

Мы граничим с Колумбией и Перу. Дерби — больше с перуанцами. С Колумбией мы скорее друзья. А вот с Перу случаются ссоры и очень горячие игры.

С Аргентиной вы не граничите, но это одна из главных стран континента. Недавно умер Диего Марадона. Можно ли сказать, что он символ, эмблема всей Латинской Америки, ее духа?

Не думаю, что только Латинской Америки. Мне кажется, так для всего мира. Когда он в 1986 году выиграл чемпионат мира, мне был год. Конечно, не могу этого помнить, но мой папа рассказывает: «Когда Марадона играл, ты смотрел телевизор! В другое время мог плакать, кричать, просить есть, но во время игр сборной Аргентины — никогда!»

Это бог футбола. Когда начинают говорить о его образе жизни, я эти разговоры не поддерживаю. Не могу критиковать человека, который сделал счастливыми столько людей. Нельзя рассуждать: так жить можно, а так — нельзя. Если та жизнь, которую жил он, делала его счастливым, — не надо было заставлять его жить по-другому. А для меня он — топ-футболист.

Сын главнокомандующего ВМФ Эквадора

Ваш отец по-прежнему главнокомандующий военно-морским флотом Эквадора?

Нет, вышел на пенсию четыре года назад. Я всегда брал с него пример в том, как он относился к своей работе. Только на сто процентов! Он помнит каждое место, куда когда-либо плавал. Главное для него — дисциплина. Он и меня с первого дня так воспитывал. И я понимаю, что без дисциплины ничего не получится.

Когда вы были маленьким, вас не увлекала эта морская романтика? Никогда не хотели пойти по отцовским стопам?

Папа очень хотел, чтобы так и было. И я не раз бывал у него на кораблях. Но в десять лет я сказал: «Буду футболистом!» Он только улыбался. Был уверен, что я еще сто раз передумаю и тоже пойду на флот. Когда мне стало 15, он понял, что у меня есть талант. И еще раз спросил: «Точно не хочешь такую работу, как у меня?» «Нет, я буду футболистом!» «Ладно. Главное, чтобы ты получал от этого удовольствие!»

И я до сих пор получаю. Когда два года назад в «Зените» порвал «кресты», первую неделю думал — все. Но потом сделал операцию в Барселоне у доктора Кугата, у которого лечит колени вся «Барселона» и «Манчестер Сити», и через три-четыре месяца уже был уверен, что вернусь. И ни одного дня не проходил реабилитацию, потому что надо! Просто чувствовал, что, как и прежде, люблю футбол, хочу выходить на тренировки и матчи. Это и было главной мотивацией.

Отец сам футбольный болельщик?

Да он был первым, кто учил меня играть! Папа сам сначала был футболистом, тренировался даже с первой командой в Кито. Но потом все-таки выбрал службу на флоте.

Что он сказал, когда узнал, что вы едете играть в Россию?

«Ты с ума сошел!» Сказал, что я еду в самую дальнюю страну в мире. И в самую противоположную по климату — у нас плюс 30, там — минус 30. Причем он еще до меня на своем корабле в России успел побывать — во Владивостоке. А уже потом приезжал ко мне и в Казань, и в Москву, и в Ростов, и в Петербург. До Сочи пока еще не добрался — из-за пандемии. Все закрылось.

Вы успели переболеть короной?

Да, когда и вся команда (в конце прошлого сезона. Прим. И. Р.). Три дня было тяжело, потом — нормально. Не почувствовал, что это сказалось на моих кондициях.

Когда бывший президент страны Рафаэль Корреа, назначивший вашего отца главнокомандующим ВМФ, бежал в Бельгию и был заочно осужден в Эквадоре за коррупцию, это не ударило по папиной карьере?

Нет. Если бывший президент что-то сделал плохо, мой папа в этом не виноват. Он занимался своим делом, делал его честно, профессионально и дисциплинированно. Это не его проблемы.

Прочитал, что Корреа сейчас ведет собственное шоу на испанском языке на российском телеканале Russia Today. Вы его смотрите?

Честно говоря, даже не знал об этом шоу. И вообще не отношусь к тем людям, которые любят политику. По крайней мере пока. Люблю играть в футбол и смотреть футбол.

Нынешнего президента Эквадора зовут Ленин Морено. Вы в курсе, кто такой Владимир Ленин, в честь которого его назвали?

Да, конечно! Главная звезда из России! (Смеется.) Очень важный человек для вашей страны. В честь него даже Санкт-Петербург много лет назывался Ленинградом. Я не мог об этом не узнать, когда играл в «Зените».

«Дзюба придумал мне второе имя — Эквадорский Пингвин!» Большое интервью Кристиана Нобоа

Кристиан Нобоа и Курбан Бердыев. Фото Алексей Иванов, «СЭ»

Бердыев — мой второй папа. Он начал меня критиковать еще даже до подписания контракта!

Как Курбан Бердыев нашел вас в Эквадоре и привез в Россию?

Был матч чемпионата Эквадора «Насьональ» «Эмелек». Я играл за «Эмелек», а ему сказали, что в «Насьонале» есть хороший нападающий. Ему в «Рубине» нужен был форвард, и он смотрел из Казани прямую трансляцию. После игры Бердыев сказал: «Этого нападающего я не хочу, а вот 16-й номер из «Эмелека» мне понравился». Агент, с которым он разговаривал, ответил: «Это не мой игрок, не знаю, как это сделать».

Но так вышло, что как раз после той игры меня первый раз вызвали в сборную Эквадора. И первый товарищеский матч был в Испании против сборной провинции Галисия. Я первый раз летел в Европу, мне только тогда сделали загранпаспорт и визу. И там, в гостинице, мы встретились с Бердыевым.

Неужто он так вас очаровал? Курбан Бекиевич редко кому кажется душкой.

Он сразу начал меня критиковать! Сказал: «Я видел твою игру. Хочу, чтобы ты изменил то, то и то». Я не поверил своим ушам. Человек еще не мой тренер, мы только познакомились, а он уже рассказывает, в чем мне надо измениться. Но почувствовал — раз он так говорит, значит, относится ко мне хорошо.

Потом Бердыев спросил, какая у меня ситуация в «Эмелеке» с контрактом. Мы разговаривали, кажется, 28 декабря 2006 года, и я сказал: «31-го контракт заканчивается». Он переспросил: «Что?!!» «Да, я через три дня — свободный агент». И тут он вытаскивает большой пакет и протягивает его мне: «Вот твой контракт с «Рубином». Я чуть-чуть посмотрел и сразу подписал.

Такие хорошие цифры были?

Цифры были супер, конечно. Разница в контрактах между Россией и Эквадором огромная. Просто я почувствовал, что это мое место и мой тренер. Не знаю почему, но я понял, что этот человек хочет меня учить, а таких встречаешь не каждый день. Еще до подписания контракта сказать, что у тебя плохо это, плохо то… Этим, может, он меня и подкупил.

Такое впечатление, что вы за Бердыевым хоть на край света пошли бы.

Знаком с ним с 22 лет. Я ничего тогда не знал ни про другой мир и другие культуры, ни про другой футбол, кроме своего, эквадорского. Бердыев стал для меня вторым папой. Он и сам мне говорил: «Крис, ты мне как сын». Мы с ним и играли на одной позиции, и он многое мне показывал, учил. И сделал меня лучшим футболистом и, конечно, человеком.

Поэтому, когда я играл в ПАОК, и он позвонил: «Хочу видеть тебя в «Ростове», я не думал ни трех минут, ни одной, а сразу сказал: «Иду». Хотя заключил с греками контракт на два с половиной года, а отыграл к тому моменту только полсезона. Курбан Бекиевич переспросил: «Точно?» «Точно». Я даже не стал узнавать, на первом они месте, на последнем или где-то в середине. Мне было важно только то, что он меня позвал, и не имело значения даже то, что в Салониках тепло и море. В итоге получилось супер.

Вы же были и в его списке, когда он собирался идти в «Спартак».

Да. Он приглашал в «Ростов» Сесара Наваса, Сослана Джанаева, меня, еще кого-то… И он нас собрал: «Сложилась такая ситуация, что я могу уйти в «Спартак». И хочу сделать это вместе с вами». Мы сказали: «Никаких проблем. Пока вы в «Ростове» мы в «Ростове». А дальше ждем развития ситуации. Если сможем перейти вместе с вами супер!» Но в итоге он в «Спартак» не перешел, а я остался в «Ростове», а потом перешел в «Зенит».

Вы упомянули ПАОК. Его владелец Иван Саввиди прославился тем, что выскочил на поле с пистолетом и получил за это длительную дисквалификацию. В раздевалке оружием не размахивал?

(Смеется.) Нет. Горячий человек, эмоциональный, всегда хочет выигрывать. Если судейство ему не нравится, он сразу думает, что вторая команда судью купила. Понимаю, что с пистолетом на поле выскакивать нельзя, но много улыбался, когда он это сделал. Его всегда за это будут помнить! Саввиди — и пистолет!

В Ростове Бердыев и Саввиди, спонсировавший тогда команду, сильно разругались. Саввиди обвинил тренера в сдаче игры «Мордовии» ближе к концу серебряного сезона-2015/16. Как вы отнеслись к этой ситуации?

Саввиди сам из Ростова, он очень хотел видеть команду чемпионом. Как и в случае с судейством — если вы проиграли, он думал, что вы продали игру. Такой человек. Я знаю, что это не так, никто ничего не продавал. Но эмоции его захлестывали — и в «Ростове», и в ПАОКе.

В 2011 году в матче «Рубин» «Краснодар» вы стали первым футболистом в истории чемпионатов России, который не забил два пенальти в одном матче. Первый пробили выше ворот, второй парировал вратарь. Бердыев сильно ругался?

Нет. Он же знал, что я хотел забить, — просто был не мой день. Хотя, конечно, после этого я перестал быть штатным пенальтистом, им стал Натхо. И даже если я хотел пробить, то осаживал себя. Снова стал бы бить пенальти, только если бы Бибрас промахнулся. Но я об этом не думал, и прошел минимум год, прежде чем я первый раз пробил 11-метровый после того случая. А ругался Бердыев в других ситуациях. Если игрок на поле не работал, не бегал, не делал то, что его просили. Но точно не из-за незабитого пенальти.

У Бердыева вы в ЛЧ и в составе «Рубина» обыгрывали «Барселону» Пепа Гвардьолы, и в «Ростове» «Баварию» Карло Анчелотти. Футболками с кем-то поменялись, как Ерохин с Мюллером?

В первой игре из четырех с «Барсой» поменялся майками с Хави. Очень его люблю, для меня он лучший из лучших! Хочу играть как он — вернее, учиться этому, потому что такого уровня достичь невозможно. И я поменялся с ним футболкой!

«Бавария» после проигрыша в Ростове уходила с поля на большом стрессе. А я был в полном счастье — и победили, и хороший гол со штрафного забил (Нобоа отправил в ворота немцев победный мяч при 2:2, а также заработал пенальти, с которого Полоз при 1:1 вывел «Ростов» вперед. Прим. И. Р.). Ростов минимум сто лет будет помнить этот гол и эту победу! И сам я, даже когда буду старый, их не забуду.

— Жаль, что следующей весной вы не забили со штрафного на последней минуте ответного матча 1/8 финала Лиги Европы против «МЮ» Жозе Моуринью и не отправили матч в овертайм. Причем удар-то классный получился, в самую «девятку»!

Да, но вратарь «МЮ» Ромеро знал, как я бью. Мы не раз играли друг против друга в матчах Аргентины и Эквадора, поэтому он прочитал мой удар.

«Дзюба придумал мне второе имя — Эквадорский Пингвин!» Большое интервью Кристиана Нобоа

Кристиан Нобоа празднует забитый мяч. Фото ФК «Сочи»

Ротенберг звонит мне минимум раз в неделю. Спрашивает, как дела в команде

В «Динамо» вы работали со Станиславом Черчесовым, он вас из-за контрактной ситуации даже в дубль на три недели отправлял, но быстро вернул. Каким он для вас остался?

Он сказал мне тогда: «Это не я. Я хочу, чтобы ты играл, остался в команде и подписал новый контракт». Ответил: «Тренер, не проблема. Если мне скажут идти даже не в дубль, а в третью или четвертую команду — я туда пойду и проведу там все месяцы до конца контракта, без проблем. Вы мне честно все сказали, у меня к вам нет никаких вопросов. И я не хочу никаких скандалов, хочу уйти хорошо».

Но вскоре вас вернули в первую команду, и шесть побед в шести матчах группового турнира Кубка УЕФА «Динамо» одержало с вашим участием.

Даже если бы меня выпускали всего на минуту, я должен был показать, что я — Кристиан Нобоа. Вернулся именно с таким настроем.

Уйдя из «Динамо», вы сказали: «Отличная команда, отличный тренер, отличное руководство. Все хотели, чтобы я остался, кроме Гурама». И добавили: «Он видел только свою выгоду». Можете об этом поподробнее?

И сейчас подтверждаю: все хотели, чтобы я остался, кроме него! Почему — не знаю. Не думаю, что он имел ко мне что-то личное. Наверное, просто хотел купить на мою позицию нового футболиста. Своего. Это футбол, в нем так бывает.

Аджоев говорил, что вы хотели повышения контракта с 2,7 до 3,5 миллиона евро в год. Это правда?

Вообще нет! Если бы мне сохранили прежний контракт, для меня это было бы супер. Но когда и сумма уменьшилась, и началось: «Давай не два года, а один или полтора», мне стало понятно, что он просто не хотел со мной ничего подписывать. Когда хочешь — разговор ведется совсем по-другому.

Когда играете с Тулой, видитесь с Аджоевым? Здороваетесь?

Я до сих пор ни разу не могу выиграть у «Арсенала»! Это жаль. На поле он не выходит, мы не пересекались, но руку ему пожму. Почему нет? Еще раз: это футбол. Это не война. Праздник.

Но посреди этого праздника в том же «Динамо» у вас случалось разное с болельщиками. То из пейнтбольных ружей обстреливали, то обрушились на вас после того, как вы появились в торговом центре «Мега» на следующий день после разгрома от «Спартака» в 2012 году и улыбались там. Хотя что в этом такого, если вы всегда улыбаетесь.

Болельщики всегда хотят, чтобы мы выигрывали. Особенно в таком дерби, как «Динамо» «Спартак». А мы проиграли — 0:4, и они были очень злые. Я в том матче вышел на замену и быстро получил красную (за 23 минуты две карточки. Прим. И. Р.). Момент был сложный. Но в тот момент у меня уже почти родился сын Лукас. И мне надо было купить много вещей, приготовить все для того, чтобы жена с ребенком приехали из роддома. Я все понимал, не хотел идти, но надо было. Не был ни на вечеринке, ни в ночном клубе, а просто в полдень приехал в торговый центр. За памперсами и другими вещами.

Болельщик меня увидел и начал: «Что ты тут гуляешь? Почему ты улыбаешься?» Пытался ему объяснить, что я тут, потому что надо. Он ничего не хотел слушать: «Ты должен дома сидеть! Мы с таким счетом проиграли, тебя удалили!» Я не собирался вступать с ним в конфликт, потому что все понимал: человек расстроен, он хотел, чтобы мы выиграли.

В Эквадоре болельщики такие же?

Везде одинаково! Все думают, что мы должны жить только футболом. И что не имеем права ни на какие вечеринки и вообще на другую жизнь помимо игры. Но это невозможно.

И в «Динамо», и в «Сочи» вы играли с Александром Кокориным. Сильно удивились, когда между двумя этими командами он оказался в заключении?

Конечно. Это было тяжело. Я ему и много видео со словами поддержки отправлял. Всегда называл его своим младшим братом. Когда я пришел в «Динамо», ему было лет двадцать. И всегда думал, что он — топ-нападающий. И сразу после этой истории, когда Саша попал в «Сочи», сказал ему: «Я буду тебя контролировать. Я твой папа сейчас!» Мы и жили рядом.

Когда он присоединился к команде и мы начали тренироваться в Турции, Кокорин был такой счастливый! Так хотел играть и показывать, сколько для него значит футбол!.. Он реально хотел остаться в «Сочи». Но не получилось.

Почему в «Спартаке» он совсем другой?

Он такой футболист, что ему нужна поддержка. Надо понимать, куда отдать ему пас. И, играя со мной, он знал, что, если хорошо откроется, я ему обязательно отдам и сделаю это правильно. А главное у него не получается в «Спартаке» из-за травмы. Когда у меня травмы, я тоже не могу играть как умею.

Борис Ротенберг был президентом клуба у вас в «Динамо», а теперь вы вновь попали к нему в «Сочи». У вас с ним тесные отношения еще с динамовских времен?

Не сказал бы. Тогда у меня к нему было большое уважение как к боссу, но разговаривали мы чуть-чуть. Больше с ним стали общаться позже, начиная с «Ростова». А сейчас мы с ним друзья. Минимум раз в неделю он мне звонит и спрашивает, как команда, как ситуация, что ребятам надо, что не надо, как мы себя чувствуем.

На матчах «Сочи» он, как я понимаю, в последнее время бывает редко.

Раньше больше, чем сейчас. Много своей работы. Но смотрит каждую игру. И звонит вне зависимости от того, выиграли мы или проиграли.

В «Сочи» вы зарабатываете намного меньше, чем в «Зените»?

Конечно, разница большая.

В апреле проходила информация, что все игроки «Сочи» согласились на 50-процентное сокращение зарплат из-за паузы в чемпионате. Легко на это пошли?

Нелегко. Никто не хочет терять деньги. Но мы знали ситуацию — не только в нашем клубе, но и во всем футболе, во всем мире. Сложно было всем. С нами нормально поговорили, и мы показали, что в этой ситуации все находятся на одной стороне.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Olga Noboa Romanova (@olganoboaromanova)

Моя бывшая жена — молодец! А Сочи — это русский Эквадор

Вы развелись с вашей бывшей женой Ольгой четыре года назад, но она вслед за вами переехала в Сочи, чтобы вы вместе могли воспитывать детей. В России большинство футболистов разводятся совсем по-другому, с дикими скандалами.

Она реально молодец! Мы не ссоримся, понимаем друг друга. Но я из Эквадора, она — русская. Ситуация была сложная, я не скрывал, что однажды хочу вернуться… Но поговорили и решили: останемся друзьями. Мы папа и мама двух красивых детей, которые ни в чем не виноваты. И мы всегда будем делать все возможное, чтобы они были счастливы. И чтобы чувствовали, что и отец, и мать с ними рядом. Мы больше думали о детях, чем о самих себе.

И так получилось, что, когда я перешел в «Зенит», Ольга приехала жить в Санкт-Петербург, который она очень полюбила. А потом, когда я сказал, что буду играть за «Сочи» и что хотел бы, чтобы дети тоже были там, она сказала: «Понимаю. Дети — самое главное». Она была свободна, нашла в Сочи себе парня и только что родила третьего ребенка. Чувствует себя счастливой, и я очень рад за нее. Потому что, если она счастлива, дети тоже будут счастливыми.

Вы, видел, приехали на базу с детьми и с девушкой кажется, вашей соотечественницей?

Да, она не просто из Эквадора, а из моего родного города. Она сделала меня очень счастливым. Я все время с ней, и дети часто с нами. Был в отпуске дома и, как свободный человек, часто бывал на вечеринках. На одной из них мы и познакомились. Начал разговаривать с ней и понял — это мой человек!

Большинство игроков «Сочи» живет в Имеретинской долине, близко к базе и стадиону. Почему вы — в самом Сочи, откуда довольно далеко ехать на тренировки по пробкам?

Потому что дети учатся там в школе, а сын там же занимается футболом. Здесь жизнь кипит, когда жарко, в курортный сезон, а сейчас многие места закрыты. В Сочи же все активно в любое время года, а доехать за 3045 минут до базы проблем не составляет. Все-таки я играл и в Питере, и особенно в Москве. Ух! Когда играл в «Динамо», на каждую тренировку добирался минимум два часа!

Когда вы первый раз услышали слово «Сочи», быстро разобрались, что это не самый характерный для России город в субтропиках у моря?

Ничего про Сочи не знал. Один раз только тренировались здесь еще с «Рубином», жили при этом наверху (вероятно, Нобоа имеет в виду Красную Поляну. Прим. И.Р.). Моя девушка сказала мне, что в Сочи очень красиво, там есть это, это и это. Она была здесь на чемпионате мира. Я сказал: «Ну давай посмотрим». И получилось просто супер! Везде — от моря до Красной Поляны, от Сочи до Адлера.

Для вас этой такой русский Эквадор?

Да, можно и так сказать! Иногда шучу, что Сочи не Россия. Такая погода!

Правда, что несколько лет назад вы могли уехать в МЛС?

У меня всегда были варианты — и в МЛС, и в Европе. Говорили много — «Севилья», еще что-то. Но я мало все это слушал. Всегда оставался здесь, потому что ощущал: здесь мое место.

Неужели в ту же Испанию, страну вашего языка и топового чемпионата, поехать не хотелось?

Нет. Я здесь чувствовал и чувствую себя очень хорошо.

Когда были более сильные эмоции — в год первого, второго чемпионства в «Рубине»? Или третьего — уже в Питере?

Не менее сильные были в «Ростове», где мы чемпионами не стали, но как сыграли в в Лиге чемпионов! Или сейчас, где пока еще ничего не выиграли, но и футбол, который мы показываем, и голы, которые забиваю, классное время. 35 лет, и при этом один гол за другим, и тебя постоянно признают лучшим игроком. Это не менее сильные ощущения, чем в «Рубине» или «Зените».

Главный гол в вашей карьере?

Такого нет. Вернее, таких много. Первый за сборную в ворота Бразилии. За «Рубин» против «Барселоны». За «Ростов» против «Баварии». А в этом сезоне — за «Сочи» в ворота «Ахмата», когда получилось очень красиво.

Назовите лучших ваших партнеров на поле за годы в России.

Миха Мевля. Сколько лет мы с ним играем вместе — в «Ростове», «Зените» и теперь «Сочи»! Сердар Азмун. Сослан Джанаев. Тот же Кокорин. Те, кого я знаю очень давно.

Телекомментатор Геннадий Орлов говорил летом: «Кто будет пасовать Кокорину в «Спартаке»? «Спартаку» нужен Нобоа!»

Да, я слышал это. (Улыбается.) Он всегда говорит, что Кокорину не хватает там последнего паса.

Вы могли бы сейчас представить себя в «Спартаке»?

Я профессиональный футболист. Если в «Сочи» мне скажут, что я больше не нужен, а у меня при этом будет предложение из «Спартака» почему нет? Где захотят меня увидеть, там и буду играть.

Через полгода у вас заканчивается контракт с «Сочи». Уже ведете переговоры о продлении?

Предложение продлить контракт уже есть. И мой первый выбор — «Сочи». Посмотрим, как все сложится. Когда обе стороны хотят работать друг с другом, переговоры займут две минуты!

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь