Домой Спорт «Для темнокожих разница между нашим молчанием и действием — вопрос жизни и смерти». Вратарь Георгиев —...

«Для темнокожих разница между нашим молчанием и действием — вопрос жизни и смерти». Вратарь Георгиев — за движение против расизма

52
0

«Для темнокожих разница между нашим молчанием и действием — вопрос жизни и смерти». Вратарь Георгиев — за движение против расизма

«Для темнокожих разница между нашим молчанием и действием — вопрос жизни и смерти». Вратарь Георгиев — за движение против расизма

«Для темнокожих разница между нашим молчанием и действием — вопрос жизни и смерти». Вратарь Георгиев — за движение против расизма

Александр Георгиев. Фото USA Today Sports

Интервью российского голкипера «Рейнджерс» Александра Георгиева

Александр Георгиев
Родился 10 февраля 1996 года в Русе (Болгария).
Вратарь, воспитанник московской школы «Пингвины».
Выступал за финский ТПС (2014-17) и «Рейнджерс» (2017-н.в.)
Бронзовый призер ЧМ-2019, серебряный призер МЧМ-2016.

«Рейнджерс», Шестеркин, Лундквист

— В марте сезон НХЛ был остановлен. Как вы провели несколько месяцев без хоккея?

— После остановки сезона в марте я улетел в Россию и провел там чуть больше месяца. Непонятно было, возобновится ли сезон вообще, поэтому не стал ждать в Штатах. Но поездка домой не получилась такой, как всегда. Даже не увиделся с друзьями — как только прилетел домой, всех закрыли на обязательный карантин. Почти все время был в своем доме с родителями. Хорошо, что была возможность провести время на даче. Без тренажерки было тяжело, но я поддерживал себя в форме: делал пробежки, занимался с гантелями. Ситуация, конечно, неидеальная, но лучше, чем у многих. Где-то 1 мая открылись границы, и я смог уехать в Финляндию, где обычно готовлюсь к началу сезона.

— Почему все-таки Финляндия, а не Россия?

— Я три года играл в финской лиге, и с начала моей профессиональной карьеры готовился к сезону именно там. С подписанием контракта с «Рейнджерс» также не стал ничего менять. Знаю всех тренеров, и мне удобно тренироваться там. Плюс в Финляндии отличная природа. Мне очень нравится проводить межсезонье в этих краях.

— Расскажите немного о «пузыре» в Торонто. Я слышала от ребят много жалоб.

— Лигой была проделана огромная работа, все было организованно на высшем уровне. Да, мы не ощущали поддержки в лице болельщиков, да, нам приходилось сидеть в гостинице, но в то же время у нас было много возможностей развлекаться. Многие взяли с собой приставки, был даже гольф-симулятор и стол для пинг-понга. Не могу сказать ничего плохого, но, возможно, если бы мы задержались в Торонто подольше, было бы сложнее.

— С одной стороны, вы сыграли в этом сезоне 34 матча за «Рейнджерс», с другой — в плей-офф не провели ни одной игры. Какой вас в целом этот сезон — хороший или плохой?

— Всегда во всем стараюсь искать позитив. В этом году я установил личный рекорд по количеству игр за сезон НХЛ. Улучшил статистику по победам. Но, безусловно, мне хотелось намного большего. Очень обидно, что не смог сыграть в плей-офф. Даже когда было непонятно, возобновится ли чемпионат или нет, я готовился, а сыграть не получилось.

— Вы играли большую часть сезона в целом лучше, чем Хенрик Лундквист. Потом Игоря Шестеркина подняли из фарма. Не обидно, что так получилось именно в спортивном плане? Ведь вы в команде три года.

— Ситуация не очень типичная для профессиональной лиги. Мы находились в команде втроем. У каждого вратаря были вес и уважение, но в воротах играть может только один. Эта ситуация не очень приятная для каждого из нас. Я просто старался как всегда усердно работать, ждать своего шанса. Играть так, чтобы тренер захотел поставить меня в ворота и в следующем матче. Старался не забивать себе голову и не задумывался о вещах, которые могли бы мне помешать играть в хоккей.

— Какие у вас отношения с Игорем? Были ли вы знакомы до его приезда в Нью-Йорк?

— У нас рабочие отношения. Мы не были знакомы до его приезда в «Рейнджерс». Нам так и не удалось узнать друг друга за пределами арены, потому что мы оба находились в довольно нестандартной ситуации. Когда Игоря вызвали в середине сезона, и нас стало трое, каждый цеплялся за место в воротах. Но за те несколько месяцев, что мы проработали вместе, я успел понять, что он отличный парень, хороший человек и усердно работает на льду.

— По ходу сезона были слухи о вашем обмене из «Рейнджерс». Есть ли в них хотя бы доля правды?

— Если у игрока нет в контракте пункта о запрете на обмен, его всегда могут обменять. Я не видел в этих слухах ничего особенного, старался не отвлекаться на них. Есть специальные люди, которые профессионально занимаются селекцией в командах. Думаю, они решили бы все без меня. Я фокусировался на игре и тренировках.

— Вы рассматривали хотя бы малейшую возможность обмена в другую команду?

— Такие мысли, конечно же, появлялись, особенно когда в медиапространстве стало много постороннего шума. Я перестал читать спортивные СМИ, чтобы не зацикливаться на обменах. Всегда находятся спекулянты, которые знают лучше, чем тренер или генеральный менеджер, что должно произойти с командой. На самом же деле они не имеют полного представления о том, что на самом деле происходит в хоккее. Это только их догадки.

— Предположим, вас не хочет обменивать «Рейнджерс», но и вы не хотите сидеть в запасе — может ли быть такой вариант, что вы отыграете сезон в России? Или, может быть, в Финляндии? Или это совершенно исключено?

— Очень много «бы» да «кабы» (смеется). Конечно же, я рассчитываю, что в следующем сезоне также буду в НХЛ. Но все переговоры ведет мой агент. Посмотрим, к чему это приведет.

— Вопрос про Лундквиста — как он относится к ситуации с конкуренцией между тремя вратарями? Два русских голкипера его задвигают. Какие у вас отношения? Видно ли в нем хотя бы немного недовольства, учитывая его звездный статус?

— У нас отличные отношения с Хенриком. Очень рад, что мы с ним в одной команде. Он был для меня хорошим примером того, как относиться ко всей этой сложной ситуации. Уверен, что этот момент был для него одним из самых тяжелых в карьере. Он не играл достаточно долго, наверное, весь февраль и начало марта. При этом он никогда не ставил себя выше команды и не возникал, хотя, конечно, мог бы. Он жил общим делом и всегда усердно работал.

Расизм, BLM

— Вы поддержали в инстаграме движение BLM, провели благотворительный аукцион. Почему все-таки решили выступить на эту тему, в отличие от других российских хоккеистов?

— Не знаю, какое отношение у других ребят и как они будут действовать. Но я на данный момент живу и играю в США. Мне очень нравится в этой стране, но есть определенные проблемы, которые мы в силах решить, высказав свое мнение. Для некоторых чернокожих людей разница между нашим молчанием и действием — вопрос жизни и смерти. Неважно, где ты находишься, если видишь несправедливость по отношению к кому-либо — не считаю зазорным поддержать их. Я решил, что с расизмом нужно бороться и высказал слова поддержки. Если после них хотя бы несколько человек обратят внимание на проблему — значит, я это сделал не зря.

— То, что НХЛ все-таки последовала примеру НБА и отменила матчи на прошлой неделе, правильное решение?

— У нас, как и у профессиональных спортсменов, так и у спортивных организаций, есть возможность высказать свою позицию. Мало быть хорошим человеком, если видишь несправедливость на улице и проходишь дальше. Допустим, если кто-то ударит девушку, каждый нормальный парень должен вступиться за нее. Так же и в этом случае. Посмотрите на отношение полиции к темнокожим американцам… Невооруженного человека могут убить за то, что он повернулся спиной к полиции…

— Как, по-вашему, отмена матчей в большом спорте может помочь антирасистскому движению в США? Многие хоккейные эксперты в России считают, что забастовка в НХЛ и в других видах спорта по этому поводу — бред.

— Забавно. Но на то они и хоккейные эксперты, чтобы писать ошибочные мнения. Промолчать и продолжить играть как ни в чем не бывало, — это значило бы, что проблемы не существует, все нормально, и людей устраивает положение дел. То, что игроков НБА данная проблема волнует — факт, ведь многие из них сталкивались с расизмом на протяжении своей жизни. Остановив матчи, профессиональные лиги обратили на проблему внимание публики — это самое главное. Они показали, что тоже не согласны с действиями и с расизмом нужно бороться. Я очень рад, что НХЛ последовала примеру НБА. Надеюсь, все эти действия в совокупности помогут изменить мышление людей о расизме.

— Вам в директ не прилетают сообщения от хейтеров, которые против движения BLM?

— Когда я выкладывал маску, из всех российских комментаторов только один позитивно отозвался об этом. Со стороны остальных была только негативная реакция. Мне не совсем понятно, откуда это идет. После того, как я увидел разницу, насколько более позитивно было отношение американских подписчиков по сравнению с российскими, я решил открыть новости в российских СМИ и почитать статьи на тему BLM и увидел, что людям навязывают негативное отношение и дезинформируют их. Я просто хотел помочь бедным семьями в неблагополучных районах Нью-Йорка и поддержать движение против расизма, в мою сторону же выражают какой-то негатив. Для меня это непонятно и странно.

— Вы сами лично сталкивались с проблемой расизма в штатах — в спорте или в быту?

— В нашу команду подписали новичка — темнокожего К’Андре Миллера. Он высказывался на эту тему в видеочате «Рейнджерс», его взломали и начали оскорблять. После чего он дал интервью, где рассказал, что в течение его жизни отношение к нему было не такое, как к белым хоккеистам. Конечно же, я верю и его словам, и своим глазам. Я смотрел те видео с инцидентами, когда темнокожих просто так убивали. Я поддерживаю движение BLM, потому что вижу, что ситуацию можно улучшить. Ко всем людям должно быть равное отношение.

Плей-офф, Панарин

— Вернемся к прошлому сезону «Рейнджеров». Чего все-таки не хватило команде в плей-офф — опыта или мотивации?

— Тяжело сказать, чего не хватало, потому что плей-офф был не такой, как обычно. Достаточно много неожиданных факторов. Все команды были в разной кондиции. «Рейнджерс» оказались недостаточно готовы к такой тяжелой игре после паузы. Та команда, которой удалось войти в игровой ритм быстрее, обыграла нас.

— Можете ли вы назвать «Рейнджерс» командой будущего? Многие пророчат Кубок Стэнли к 2023 году.

— Ничего себе. А почему не к 2021-му (смеется)? В хоккее все быстро меняется, много что может произойти. Могу привести в пример «Сент-Луис» в прошлом сезоне. Я провел в «Рейнджерс» три года, команда с каждым сезоном становится все лучше. У нас много молодых игроков, которые с каждым годом только прибавляют. Я надеюсь, что в следующем сезоне мы также сделаем шаг вперед.

— Вы первый год играли с Артемием Панариным. Как думаете, есть ли у него шансы выиграть «Харт Трофи» и «Тед Линдсей»?

— Конечно, есть. Он невероятный игрок. До этого мне приходилось выходить пару раз против него. Посмотрите, что он творит каждый день на тренировках, как находит возможность создавать множество голевых моментов почти в каждой смене. Это что-то невероятное. Помню его голевую серию, когда около двадцати матчей подряд Артемий набирал очки. Ребята уже и не удивлялись. Он особенный игрок. Превзошел все мои ожидания. Надеюсь, за него проголосовали, и он получит «Харт Трофи». Он заслуживает этого.

— Все привыкли к Артемию как к очень веселому человеку, который всегда на позитиве. Как он ведет себя с одноклубниками в раздевалке — на равных, или все-таки чувствуется некий авторитет?

— Он очень позитивный и с нами в раздевалке. У него отличные отношения со всеми в команде, каждый его уважает. Действительно очень приятно играть вместе с ним.

НХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь