Последние комментарии

  • Виктор Тимошевский24 июня, 11:38
    Пеусков? Ты чо,не в курсах? Говорящая голова,языком ставящая президентов на место. Во как! А,та про Зеленскакауса. Та...В Кремле дипломатично смешали Зеленского с грязью
  • Наталья Валеева24 июня, 11:16
    Ну, да русские судьи цыган  же отбелять и будут , как и было уже , в Саратове кажется в 90-е. И никто не горел и все ...Уроки Чемодановской бойни
  • Валерий Кузнецов24 июня, 11:16
    А хто это. В Кремле дипломатично смешали Зеленского с грязью

Борьба за свободу слова от «Медузы»: выгораживаем только «своих»

Борьба за свободу слова от «Медузы»: выгораживаем только «своих»

Проживающий в Риге доктор экономических наук, сопредседатель Объединенного конгресса русских общин Латвии, правозащитник Александр Гапоненко опубликовал открытое письмо. В своем послании Гапоненко, который в прошлом году провел четыре месяца за решеткой в связи с предъявленным ему латвийскими властями обвинением в антигосударственной деятельности, обратился к животрепещущей теме: задержанию в Москве журналиста издания «Медуза» Ивана Голунова.

К моменту настоящей публикации уже известно, что уголовное дело в отношении журналиста прекращено, но, на наш взгляд, это не снижает значимости вопроса, поставленного А. Гапоненко. А именно: то, что «Медуза» бросилась на защиту своего сотрудника, понятно, но почему она, притом что её офис располагается в Риге, умудрилась «не заметить» проводимые латвийскими властями репрессии против местных оппозиционных общественных деятелей, журналистов и правозащитников?

Вопросы Гапоненко

А. Гапоненко особо оговаривается, что, пробыв четыре месяца в латвийской тюрьме, он теперь мало верит в святость полиции – вне зависимости от ее национальной принадлежности. В 2018 году пожилого человека, известного своими выступлениями в защиту русских школ Латвии, ввергли в узилище по каким-то неясным соображениям, которые даже не потрудились толком раскрыть общественности. Из того, что известно: властям не понравились некоторые посты Гапоненко в «Фейсбуке» – те, в которых он жестко критиковал государство за проводимую им по отношению к русскому населению политику и выражал недовольство присутствием в Латвии американских солдат.

О задержании и последующем четырехмесячном заключении Александра Гапоненко в русскоязычной прессе, как в Латвии, так и за ее пределами, писали очень много. Но «Медуза» упомянула об этом лишь однажды и вскользь – в одном из новостных сюжетов указывалось, что Гапоненко подозревают в «деятельности, направленной против независимости страны».

А. Гапоненко, не пытаясь оценивать обоснованность возбуждения уголовного дела против Голунова, интересуется другим вопросом: а почему российская либеральная пресса не проявляет особого интереса к Кириллу Вышинскому, который до сих пор сидит в украинской тюрьме по явно политическому обвинению? «А кто поинтересовался судьбой общественного деятеля и публициста Альгирдаса Палецкиса, который сидит восемь месяцев в литовской тюрьме без предъявления обвинений? Почему не брали под защиту публициста и правозащитника Матеуша Пискорского, который отсидел в польской тюрьме три года по сфабрикованному делу? Упорно молчат и о судьбе латвийского журналиста Юрия Алексеева, против которого возбуждено два уголовных дела. На него наложен запрет на ведение профессиональной деятельности, человек уже полтора года не может выехать из Латвии. У меня есть список из несколько десятков имен людей, которые подвергаются преследованию властей в русском зарубежье. Это не те журналисты, которые заслужили право на общественную защиту? Они не те ценности защищают? Они выступали за права русских, не хаяли Россию в своих статьях и потому их защищать не надо?» – возмущается А. Гапоненко.

Особенно ему интересна позиция редакции «Медузы». «Она расположена в центре Риги. Когда спускаюсь в магазин за молоком и хлебом, то обычно прохожу мимо здания, на котором красуется вывеска редакции. Я туда не захожу, поскольку знаю, что, хотя там и работают люди с русскими фамилиями, они проводят линию на возбуждение антироссийских настроений, а потому считаю их русофобами. О судьбе русских за рубежом коллектив редакции "Медузы" не тревожится. К примеру, парламент Латвии рассматривает законы о запрете использования георгиевской ленты, о сносе памятника воинам-освободителям в Риге, принимает законы о закрытии русских школ, о штрафах за использование русского языка. Обо всем этом на страницах издания нет ни слова! Десяток латвийских общественных деятелей подвергаются уголовному преследованию – молчок. Главная тема "Медузы" - непорядки в России. Это чтобы сменить власть во время грядущих парламентских и президентских выборов? А на кого? На "либералов", которым наплевать на русских, живущих в России и за ее пределами?» – риторически вопрошает А. Гапоненко.

«У меня под ванной найдут отравленного кота Скрипаля»

Заданные Гапоненко вопросы более чем актуальны. Политэмигрантский сайт «Медуза», хотя и пишет главным образом о России, территориально находится в Риге, зарегистрирован как латвийское СМИ. Впрочем, и о Латвии «Медуза» тоже периодически пишет – но как-то округло-отстраненно. Между тем в этом государстве в последние два года происходят драматические события. После того как правительство и парламент приняли решение об окончательной ликвидации русского образования, в стране начались акции протеста. Власть ответила точечными репрессиями в отношении тех, кого считает лидерами мнений протестной массы.

Так, в 2018 году спецслужбы Латвии провели атаку на популярный в стране оппозиционный портал IMHOclub.lv. 23 ноября разнеслась весть, что сотрудниками Полиции безопасности (ПБ) арестован журналист Юрий Алексеев. Стоит заметить, что в Латвии Алексеев – человек известный. С 2005 по 2009 год он был депутатом Рижской думы от партии «За права человека в единой Латвии», в 2013-м принимал активное участие в создании латвийского «Конгресса неграждан». Ранее возглавлял несколько известных в Латвии печатных изданий, а позже создал популярный портал IMHOclub. О современных порядках в Латвии, о ее властях Алексеев пишет с нескрываемым сарказмом – и это очень раздражает чиновников.

Уголовный процесс в отношении неугодного журналиста начали 29 ноября 2017 года. Его обвинили в написании интернет-комментариев с призывами «прикончить всех фашистских выродков». По месту жительства Юрия Алексеева Полиция безопасности провела несколько обысков – в ходе одного из них были обнаружены патроны для пистолета. ПБ также утверждает, что на изъятых у журналиста носителях информации обнаружены материалы, содержащие «детскую порнографию». Сам Ю. Алексеев неоднократно заявлял, что приписываемые ему комментарии писал не он, а патроны были подброшены при обыске. Кроме того, журналист сообщал, что среди прочих материалов у него изъяли и семейный фотоархив.

Выступая в эфире рижского радио Baltkom, Алексеев объяснил: «Какое распространение порнографии, если они нашли у меня фотографии моих детей, которые купаются голышом? Эти фотки не более порнографичные, чем "писающий мальчик" в Брюсселе. Если дальше так пойдет, не исключаю, что у меня под ванной найдут отравленного кота Скрипаля, следы "Новичка" и так далее. Дело крутится, и его задача в том, чтобы заткнуть мне рот. Я ищу аргументы отбить одно обвинение, они мне придумывают ещё что-то. Это всё сфабриковано. Мне предъявили обвинения в разжигании национальной розни методом публикации комментариев в интернете. Логично, что доказательства этому надо искать в компьютерах и на флешках, а они полезли под подвесной потолок. Что там могло храниться? Сгустки ненависти? Нашли патроны, очевидно, что их туда кто-то подложил».

Здесь вижу, здесь не вижу

Даже став фигурантом уголовного дела, Алексеев не сложил пера. За несколько дней до ареста в ноябре 2018-го он опубликовал свой довольно-таки хлесткий текст, посвящённый прошедшим в Риге пышным торжествам в честь 100-летия со дня провозглашения Латвийской Республики. В нём он рассказал о хуторе своей бабушки и добавил, что подобный же «хутор» накрыл собой всю республику 15 октября 1991 года (день, когда Верховный Совет Латвии принял решение, в соответствии с которым свыше 700 тысяч русскоязычных жителей республики стали негражданами): «Пахнул на всю страну та-а-аким ядрёным свиным навозом с жужжащими мухами!»

Пользователи соцсетей высказали мнение, что спецслужбы мстят Алексееву за это эссе. Однако 25 ноября латвийский суд отклонил ходатайство ПБ о заключении Алексеева под стражу, и журналист вышел из изолятора под подписку о невыезде. Тогда же стало известно, что одновременно с Алексеевым задерживались ещё двое сотрудников портала IMHOclub.lv – Дмитрий Сумароков (известный в Латвии литератор) и Петр Погородний.

Судебные процессы по политическим делам тянутся в Латвии годами. А пока нет приговора, Алексееву запрещено выезжать из страны, ему запретили на своем портале IMHOclub.lv писать статьи или выступать в качестве комментатора или редактора. Алексееву с двумя его «подельниками» инкриминируют часть 2 статьи 80 Уголовного закона Латвии («действия в составе группы, направленные против независимости, суверенитета, территориальной целостности, государственной власти или государственного строя ЛР») и статью 81.1 («помощь иностранному государству в действиях, направленных против независимости, суверенитета, территориальной целостности, государственной власти или государственного строя ЛР»). Более подробных комментариев ПБ «в интересах следствия» не даёт.

Впрочем, Алексеев пояснил, что ему ещё предъявляют статью 74. «Якобы я одобряю преступления Советского Союза, совершённые во Вторую мировую войну. Советский Союз, оказывается, по их логике, совершал преступления против человечности, которые ни одним судом, нигде никогда не были оговорены. То есть преступлений нет, но я их поддерживаю. Вот такой интересный анекдот», – удивляется журналист.

Что пишет «Медуза» о столь резонансной истории? Ответ: ни-че-го. Трудно вообразить, что в СМИ, находящемся в Риге, ничего о деле Алексеева не слышали. Судя по всему, просто не желают обострять отношения с властями Латвии из-за человека, находящегося в другом идеологическом лагере. Тем более что они, власти, уже дали понять приезжим либеральным журналистам, чтоб не баловали, иначе – того… Однажды в офис «Медузы» явились представители государственной языковой инспекции (в народе – «языковая инквизиция») с проверкой – знают ли «медузовцы» латышский язык? По местным законам, обязаны знать, если работают (пусть и формально) в Латвии. После этого глава «Медузы» Тимченко отправила сотрудников на курсы латышского, а само издание разместило большое интервью с начальником «языковых инквизиторов».

…К слову, министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич тоже выступил с заявлением о том, что российские власти обязаны выпустить на свободу И. Голунова. Воспоминание о делах Ю. Алексеева и А. Гапоненко его, видимо, не посетило ни на секунду.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх