Последние комментарии

  • Сергей Адлер
    ПРИНУЖДЕНИЕ К МИРУ-российского государства четко обозначил необходимость развития собственного национального проекта ..."Кремль не допускает ошибок": Путин помешал США начать новую холодную войну
  • Иван Воробьёв
    Слушайте,ну они Польша, СШа и другие пытаются поссорить с Белоруссией а с Украиной уже добились конфликта и вы об это...США и Польша провоцируют конфликт между Россией и Белоруссией
  • Olga Kirsanova
    та не.. как народ решит.. или мы - не избранные? или нам сталин нужен, чтобы вспомнить что власть - народу.. или толь...Ситуация с РФ ухудшается: Киев попал на «американскую растяжку»

Сколько можно торговаться? Минск вновь открестился от интеграции с Россией

Сколько можно торговаться? Минск вновь открестился от интеграции с Россией
Всем нам знакомо понятие, в грубом просторечии имеющее название «проверка на вшивость». Смысл его, думаю, в разъяснении не нуждается… Увы, власти Белоруссии в очередной раз ее провалили, причем, можно сказать, с треском. В общем-то достаточно невинная публикация российского «Коммерсанта», немедленно подхваченная и «перепетая» множеством СМИ, вызвала в Минске столь резкую реакцию, что ее вполне можно охарактеризовать, как совершенно неадекватную ситуации.






Заявления, сделанные по этому поводу на самом высоком уровне, наводят на мысль о том, что руководство страны намерено и дальше продолжать курс не на активизацию интеграционных процессов, а, скорее на имитацию таковых. И дело тут, к сожалению, не только в словах.

Много шума… Из-за чего?


Упомянутая выше статья, из-за которой и разгорелись страсти, в сущности, не является такой уж и сенсационной. Да, в прессу впервые просочились некие контуры грядущего процесса экономической интеграции между Россией и Белоруссией, вроде бы, уже в целом одобренного их премьер-министрами, Дмитрием Медведевым и Сергеем Румасом. При этом, естественно, никаких неопровержимых доказательств написанного к материалу не прилагалось. Исключительно – ссылки на некий «информированный источник в российском правительстве». Надо сказать, что все приводимые в газете основные направления сближения двух государств лежат, и вправду сугубо в экономической плоскости. О сферах политики (каких-либо изменениях в структуре исполнительной власти, создании общих органов государственного управления и тому подобном), или, скажем, национальной безопасности, если верить журналистам, и речь не идет. Да и в хозяйственной области не планируются какие-либо революционные шаги, вроде, к примеру, введения общей валюты или объединения Центробанков. Единый режим внешней торговли, унификация Гражданского и Налогового кодексов, и системы учета собственности, совместное государственное регулирование ряда отраслей и рынков энергоносителей – что ж в этом всем такого необычного или пугающего? Употребленные автором термины «конфедерация» или «федерация» являются в данном случае, скорее оборотом речи, чем конкретно примененными юридическими терминами.

Очевидно, именно в силу этого в Кремле отреагировали на публикацию более, чем спокойно. Не вдаваясь в ненужные подробности, пресс-секретарь лидера нашей страны Дмитрий Песков пояснил, что никакая официальная, являющаяся на 100% подтвержденной и проверенной, информация по данному вопросу пока не обнародовалась. Следовательно, любые выступления относительно российско-белорусской интеграции являются не более, чем попытками строить прогнозы, предпринимаемыми с большей или меньшей степенью достоверности. Вместе с тем, Песков подтвердил, что соответствующий план не просто существует, а уже согласован обеими сторонами и до конца года ему предстоит быть утвержденным президентами. Совсем в другом ключе прозвучало выступление его белорусской коллеги – пресс-секретаря тамошнего главы государства, Натальи Эйсмонт, с самого начала взявшей в своем выступлении сугубо негативный, если не сказать, агрессивный тон. Журналистов, посмевших заикнуться о каких-то там «конфедерациях», она немедленно обвинила в использовании «пустых штампов», да и в дальнейшем вела речь в фирменном стиле ленинского «чтобы объединиться, нам надо решительно размежеваться». Большая часть ее высказываний несла в себе частицу «не»: «не создается», «страны не готовы» и так далее. Зато о «святости независимости и суверенитета» она вещала так яростно, словно кто-то собрался лишать их лично ее прямо в процессе комментария…

Сколько можно торговаться?


Понятное дело, что подобные развернутые и чрезвычайно сильно окрашенные эмоционально заявления лицо, являющееся официальным «голосом» Александра Лукашенко ни в коем случае не делало бы не то что без согласования с патроном, но иначе, как с прямой его подачи. Это – вне всякого сомнения, «послание». Вот только кому оно адресовано? Кремлю? Или тем новым «партнерам», к тесному сотрудничеству с которыми Минск, такое впечатление, склоняется в последнее время все больше и больше? Право слово, если бы в Москве столь нервно реагировали бы не то что на публикации в тех или иных белорусских СМИ, а на личные высказывания самого Александра Григорьевича, то уж не знаю, чем бы закончилось дело – как бы не полным разрывом отношений. Взять хотя бы один из последних наиболее «ярких» его выпадов в адрес России – угрозу «забрать» проходящие по территории Белоруссии участки нефтепровода «Дружба». Это не какие-то там фантазии про «конфедерацию», а более, чем конкретная угроза. Да еще и очень серьезного уровня. Понятно, что Минск любыми путями стремится избежать окончания «эмиратов по-белорусски», положения, которое является, (давайте уж называть вещи своими именами) паразитированием на колоссальных льготах, которые страна имеет при транспортировке и переработке российской нефти. Так называемый «налоговый маневр» поставит на нем точку окончательно и бесповоротно.

Впрочем, есть возможность избежать, безусловно, не самых приятных для белорусской экономики последствий этого решения Москвы. Способ тут один – как можно более тесная интеграция экономик двух стран, что, собственно, Россией и предлагается. Однако очень похоже на то, что Минск выбирает другой путь, пытаясь отстоять собственные отнюдь не маленькие «права» в виде экономических преференций, упорно избегая даже малейших обязанностей и обязательств. Средства в ход тут идут далеко не благовидные. Все они сводятся, в общем-то к одному: попыткам шантажировать нашу страну резким изменением внешнеполитического вектора Белоруссии, ее сближением с Западом и далеко не дружественными нам странами. Один из наиболее ярких примеров – заигрывания Минска с Вашингтоном, в последнее время принявшие уже не то что вызывающий, а прямо-таки гротескный характер. Взять хотя бы выступление Лукашенко на торжественной церемонии открытия первого легкоатлетического матча «Европа – США», проходившем в Минске 9 сентября. Ладно бы президент только сказал: «наши заокеанские друзья» в адрес американцев. Но заявления о том, что он запросто «договорится с Трампом», который «всенепременно победит на выборах» о проведении такого же матча в 2021 году и, более того, его личном присутствии в Минске на этом мероприятии… По-моему, это перебор уже даже для Александра Григорьевича.

«Многовекторность» или неразборчивость в связях?


Не меньшее недоумение вызывает и сделанное тогда же предложение белорусского лидера в адрес России и Украины … объединиться для проведения очередной летней Олимпиады! Это уже и вовсе звучит, как издевательство, причем для обеих стран. Впрочем, тот, кто примет все эти высказывания лишь за проявление эксцентричности Лукашенко, скорее всего, ошибется. К огромному сожалению, Минск явно собирается не только продолжать, но и всемерно расширять не самую достойную практику поддержания тесных контактов с государствами, недружественными России, декларируя при этом союзнические с ней отношения. Свое начало она берет от сотрудничества (в том числе – и военно-технического) Белоруссии с киевским «майданным» режимом, получившего бурное развитие после 2014 года. От него белорусская сторона поимела весьма немалые выгоды, как экономические, так и политические, и останавливаться на достигнутом, судя по всему, она не намерена. Так, во время недавней встречи со своим грузинским коллегой Мамукой Бахтадзе премьер-министр Белоруссии Сергей Румас не только назвал Грузию «братским государством», но и анонсировал планы резкого расширения торговоэкономического сотрудничества с ней. Очевидно, в планах Белоруссии значится оказание помощи в обходе российских санкций еще и тбилисским русофобам…

Возможно, примерно аналогичным образом может вскоре начать развиваться и политика Минска относительно Прибалтики. Недаром же президент Литвы Гитанас Науседа уже заявил о намерении «исправить отношения с Белоруссией» и даже подумывает пригласить Александра Григорьевича в Вильнюс. Желательно – в компании с президентами Польши и Украины. Лукашенко сколько угодно может заявлять о желании строить с той же Европой «добрососедские отношения, которые не предполагают выбора между Западом и Востоком», тем самым «служа сопряжению европейского и евразийского интеграционных процессов». При его то политическом опыте он прекрасно понимает, что ничего подобного быть не может в принципе. Во всяком случае, на данном этапе, и при имеющейся геополитической ситуации. Вряд ли не осознает он и того, что в качестве какого-то там «связующего звена» между континентами и цивилизациями Белоруссия едва ли может быть интересна кому-либо. А вот в качестве очередной «антироссии» - вполне. На этом фоне крайне тревожно выглядит, например, тот факт, что официальным Минском никоим образом не пресекается деятельность тех сил, которые, все активнее в последнее время поднимая голову в стране, ведут открытую деятельность по разрыву белорусско-российских отношений, как таковых. Агитация в этом направлении ведется очень активно. К примеру, зарегистрированная с подачи одной из «официально дозволенных» властью «оппозиционерок», депутатом нижней палаты парламента страны Анной Канопацкой петиция о денонсации Союзного договора между Минском и Москвой преспокойно продолжает набирать голоса (уже более 7 тысяч), а Лукашенко и ухом не ведет. Поддерживает?

Особо неприятным, на мой взгляд, моментом в заявлении столь рьяно бросившейся опровергать слухи о возможности максимального сближения Белоруссии и России Натальи Эйсмонт является сравнение ею суверенитета и независимости стран с «красными флажками». Любому, кто знаком с подоплекой этого термина, известно, что ими во время большой охоты обкладывают волков, дабы выгнать их под пули стоящих на «номерах» стрелков. Довольно странное использование подобного образа для данного контекста, вы не находите? Интересно, кого, согласно этой характерной оговорке, госпожа пресс-секретарь видит в роли серого хищника, а кому отводит роль целящего в него охотника? Более, чем интересно…
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх